ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ
Народная книга Александра-Морозова

Зимняя кампания русской армии в Польше и Восточной Пруссии 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау 27 января 1807 года.


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение


ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I

ГЛАВА II

ГЛАВА IIII

ГЛАВА IV

ГЛАВА V

ГЛАВА VI

ГЛАВА VII

ГЛАВА VIII

ГЛАВА XIX

ГЛАВА XIII

ГЛАВА XIV

ГЛАВА XV

ГЛАВА XVI

ГЛАВА XVII

ГЛАВА XVIII

ГЛАВА XIX

ГЛАВА XX

ГЛАВА XXI

ГЛАВА XXII

ЭПИЛОГ

 


 

ГЛАВА XXIII
БИТВА ПРИ ПРЕЙСИШ ЭЙЛАУ: ЧАСТЬ - II. КОГДА ГОВОРЯТ ПУШКИ.

"Наполеон в битве при Прейсиш-Эйлау" Худ. Антуан-Жан Гро.
После того, как русская артиллерия открыла огонь, а французская начала отвечать, постепенно усиливая стрельбу, из русского лагеря заметили, как из-за Прейсиш-Эйлау выходят и разворачиваются по обе стороны от города крупные массы войск. Беннигсен вспоминал:
"Можно было хорошо заметить построение глубоких неприятельских колонн между городом и возвышенностью. Спустя немного, наши тяжелые батареи открыли огонь по этим колоннам, а также по тем пехотным и кавалерийским войскам, которые выступали из города и направлялись на наше правое крыло бывшее под начальством генерал-лейтенанта Тучкова".*
Поначалу действовала лишь артиллерия. Ядра, хотя и наносили вред обеим сторонам, но не настолько ощутимый, как можно почерпнуть из литературы о той войне. Утверждения о том, что французом доставалось меньше, поскольку их прикрывали строения города и селения Ротен, вряд можно принять во внимание. В городе войск почти не было, все они развернулись в боевые порядки по обе стороны от него. Напомним, что дальность стрельбы тяжелой полевой артиллерии того времени составляла в среднем 1000 метров, меньшего калибра - 600. Единственное место, где расстояние между враждебными войсками, составляло чуть менее этого расстояния, было между холмом, на котором Наполеон устроил свой командный пункт, и центром русских позиций. С этого холма вела огонь французская гвардейская батарея, 12 пушек. Ее ядра действительно могли, по утверждению очевидцев, пронизывать русский строй вплоть до селения Ауклапен, где утром находилась ставка Беннигсена. Но по этой батарее и тем, которые стояли впереди позиций Ожеро и Сент-Илера, в свою очередь стреляли 40 русских орудий, расположенных между нашим левым флангом и селением Зерпаллен, куда был выдвинут отряд Багговута.
В остальных случая батареи большей частью действовали друг против друга, причем французам, не имевших артиллерийских запасов (их доставляли из Магдебурга), приходилось экономить заряды. Русские артиллеристы такой нужды не испытывали - в ближнем тылу, в арсеналах союзного Кенигсберга, было всего вдоволь.
Но и у них не было достойной мишени, разве что в самом начале, пока французы спешно сворачивали свой ночной бивак, а потом выдвигали войска, по ним, как отмечает Беннигсен, вела успешный огонь батарея Сиверса. 
Противник был не настолько беспечен, чтобы поставить свои полки в прямой досягаемости от русских пушек. Корпус Ожеро, в частности, покинув ночную стоянку за городом, встал на 1000 шагов позади колокольни, возле которой находился сам Император, и не понес никаких потерь вплоть до начала своего рокового наступления.
Крепко доставалось лишь императорской Гвардии, вынужденной защищать своего вождя и ее, отчетливо различимые на холме ряды, испытали на себе губительное действие наших ядер - только в результате этого обстрела, сама не сделав ни выстрела, Гвардия потеряла 400 человек. Это единственная цифра о потерях от артиллерийского огня, кипевшего вдоль линий обеих армий на протяжении почти трех часов.
Еще более скептически о результатах непрерывно гремевшей канонады пишет полковник Ермолов, находившийся на правом фланге, которым командовал Тучков:
"Правый фланг был совершенно в пользу нашу, ибо впереди простиралась обширная равнина, болотистая, для действия не удобная, на которой показывались одни стрелки. Не понятно, как генерал квартирмейстер не знал об этом болоте, и следствием того было, что 12000 войск стояли бесполезно, ограничиваясь пустою перестрелкою против отдаленных батарей, тогда как войска сии во многих местах были необходимее. И я между прочим стоял с двумя конноармейскими ротами до полудня, стреляя изредка и без нужды".***
Вряд ли стоит подвергать эти сроки сомнению, разве что в той их части, что правый фланг Тучкова простоял без дела. Он сковывал равные ему по численности левый фланг французов - 2 дивизии Сульта и все легкую французскую кавалерию. 
У русских стреляли только две батареи - правого и левого флангов. Самая сильная, центральная, в 70 орудий молчала - ей было запрещено демаскировать себя до приказа. Беннигсен был убежден, что Наполеон предпримет атаку на его центр и не хотел открывать ему, насколько у него здесь мощное артиллерийское прикрытие. Это была его хитрость, ловушка, на которую он рассчитывал и которая в итоге сработала.
Но в целом до 11 утра сражение развивалось очень вяло. С обеих сторон действовала только легкая пехота, с французской - вольтижеры, с нашей - егеря. Дадим еще раз слово капитану Отрощенко, чей 7-й егерский также участвовал в этих стычках:
"27-го числа 7й егерский полк занял место при Прейсиш-Эйлау на правом фланге боевой линии.  Впереди мы рассыпали цепь и тотчас вступили в бой; пошли к городу, но французы оттеснили нас.
Мы получив подкрепление прогнали их в город, потом опять отступили, и так продолжался бой до десяти  часов".**
Пассивность русских понятна - они избрали оборонительную тактику. Пассивность Наполеона тоже объяснима - он ждал, пока подойдет корпус Даву, и, как он надеялся, Нея - но тот безнадежно отставал.
До этого французы лишь единожды проявили активность, по частной инициативе Сульта. Между его войсками и противостоявшем им флангом Тучкова находилась валяльная мануфактура с мельницей и каменной оградой. Надеясь улучшить свое положение Сульт решил захватить ее, и разместив там стрелков и пушки.
Положение на правом фланге русской армии до 11 утра.
Бой за мануфактуру Статс-Мюле -
© Авторская реконструкция - А.М.
бой на фланге Тучкова, бой за мануфактуру Статс-Мюле - Битва при Прейсиш-Эйлау,
Сначала со стороны французов вперед выдвинулась цепь легкой пехоты и несколько эскадронов конных егерей. Их встретил огонь развернутого в цепь 24-го егерского полка, но мануфактура все же была потеряна. Ободренный этим успехом, Сульт выдвинул вперед колонну линейной пехоты, поддержанную кавалерией. Со своей стороны Тучков направил в помощь 24-му егерскому пехотную бригаду генерала Фока и два драгунских полка, Рижский и Лифляндский.
Пока наша пехота штурмовала мануфактуру, драгуны атаковали во фланг и обратили вспять французских конных егерей. Статс-Мюле перешла в наши руки. Понеся потери и ничего не добившись, Сульт прекратил всякую активность на своем фланге.
Гораздо более динамичнее события стали развиваться у села Зерпаллен, где стоял Багговут с его отрядом: 4 пехотных полка (Старооскольский, Софийский, Белозерский мушкетерские и 4-й егерский), а также остатки (не более полного батальона) разбитого при Гофе Костромского полка. Из кавалерии генерал располагал двумя, также не полными, гусарскими полками, Александрийским и Изюмским, не считая казаков. 
К 9-и утра напротив него появилась первая дивизия Фриана из корпуса Даву, насчитывавшая до 6000 штыков. Примерно в 10 утра Фриан, поставив артиллерию на холмы, преобладавшие над Заусгартеном, развернул свою дивизию в колонны и начал осторожно продвигаться вперед. Отряд Багговута, слишком малочисленный перед такими силами, после недолгого сопротивления вынужден был зажечь село и оставить его.
Этот бой хорошо был виден с колокольни на холме, где сидели французские наблюдатели, тотчас сообщая своему предводителю о передвижениях вражеских войск. Убедившись, что Даву уже на подходе, Наполеон решил перестроить свой центр с целью оказания помощи маршалу.
Положение на левом фланге русской армии до 11 утра. Начало выдвижения корпуса Ожеро (пунктиром показано отклонение VII корпуса от его первоначальной цели).

© Авторская реконструкция - А.М.

Карта, начало битвы при Прейсиш-Эйлау, положение на левом фланге утром, 10 часов
Император отдал приказ стоявшей у Ротена дивизии Сент-Илера выдвинуться вперед и встать под косым углом к своему первоначальному положению, чтобы заполнить разрыв между Фрианом и Ожеро. Драгунская дивизия Мильго также несколько продвинулась вперед, встав, в свою очередь, во фланг Сент-Илеру.
Беннигсен отреагировал тем, что приказал 14-й резервной дивизии Каменского и части кавалерии левого фланга двинуться на помощь Багговуту, который отходил под прикрытием огня 40-орудийной батареи левого фланга.
Видя, что противник начал выдвигать на свой фланг резервы и ослаблять таким образом свое левое крыло и центр, Наполеон посчитал, что настала решительная минута. Следовало обеспечить успех начавшегося наступления Даву, облегчив ему задачу, а для этого сковать русские войска, стоявшие перед центром французской позиции.
С это целью Император отдал приказ VII корпусу Ожеро, в составе двух дивизий, Дежардена (9 батальонов) и Эдле (8 батальонов), атаковать центр Беннигсена. "Сульт понес уже значительный урон, - читаем у Жомини, - когда 7-й корпус дебушировал, чтобы, по предназначению своему, занять место в нашем центре в атаковать центр
неприятельский".**** 
Его место в боевых порядках занял, подтянувшись из тыла, корпус Мюрата: 4 кавалерийские дивизии.
В это время уже горел, оставленный русскими Зерпаллен, а Фриан, обойдя его своими колоннами, надвигался на левое крыло русской армии, за ним уже подходила вторая дивизия - Морана. 
Обе дивизии Ожеро только начали движение, как внезапно все орудия разом смолкли и мушкеты перестали стрелять - поле боя накрыла метель, настолько густая, что на расстоянии 50 шагов все утонуло в ее тусклом сером тумане.
Обе армии совершенно потеряли друг друга из виду.

Продолжение следует.

 

 Примечания к главе XXIII

* Мемуары Беннигсена

** "Записки генерала Отрощенко, 1800-1830"

***А.П. Ермолов: "Воспоминания".

**** Генрих Жомини: "Политическая и военная жизнь Наполеона"


Авторские права:  © Александр Морозов. Москва. 2016-2019 гг.