ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ
Книга Александра Морозова

Зимняя кампания русской армии в Польше и Восточной Пруссии 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау 26 января 1807 года.


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение

 

ГЛАВА I

ГЛАВА II

ГЛАВА IIII

ГЛАВА IV

ГЛАВА V

ГЛАВА VI

ГЛАВА VII

ГЛАВА VIII

ГЛАВА XIX

ГЛАВА XIII

ГЛАВА XIV

ГЛАВА XV

ГЛАВА XVI

ГЛАВА XVII

ГЛАВА XVIII

ГЛАВА XVIII

ЭПИЛОГ

 


 

ГЛАВА II
ЧИСЛЕННОСТЬ, СООТНОШЕНИЕ СИЛ И ИХ РАСПОЛОЖЕНИЕ ПЕРЕД НАЧАЛОМ ВОЙНЫ В ДЕКАБРЕ 1806 ГОДА.
Война с Наполеоном 1806-1807 г. Польская кампания Наполеона. Книга Александра Морозова
Армия Наполеона входит в Берлин в 1806 г. Художник Шарль Мени.
Наполеон привел в Германию армию, численностью в 192 000
(5)*. Цифра, на первый взгляд, впечатляющая, однако на деле этих войск великому завоевателю не хватило, учитывая, что за Пруссией маячила грозная тень России, да и Австрия не смирилась прошлыми поражениями и вновь вооружалась. Хотя потери Великой армии во время Прусской кампании и от болезней оказались относительно невелики (по оценке Беннигсена 36 000.)(3)*, ей пришлось оперировать на огромной территории: от Голландии до Балтики. По мере приближения к Польше, армия уменьшалась. Даже за счет новых рекрутов, набора 1806 года, и контингентов вассальных князей Рейнского союза император французов cмог собрать к вторжению в Восточную Пруссию и Польшу чуть более 130 000: растянувшиеся коммуникации, конвоирование огромных масс пленных требовали выделения значительных отрядов и гарнизонов.
Несколько дивизий пришлось отделить для решения иных задач. Так, VIII корпус Мортье выдвинулся из Пруссии в Ганновер - на случай высадки англичан, а IX корпус Жерома Бонапарта оставался в Пруссии, охранять тыл, где было неспокойно. Часть крепостей еще не капитулировали, а население, обозленное реквизициями, сбивалось в вооруженные отряды. В частности, в Силезии "около 8000 человек, из поселян, граждан и бежавших из плена пруссаков, собрались по призыву принца Ангальт-Плесского. Вооруженные партии нападали на слабые французские отряды, отбивали магазины и транспорты...
В Гессенском Курфюршестве и в Вестфалии вооруженные толпы, под начальством офицеров распущенного гессенского войска, привлекали крестьян тысячами к восстанию, и тем уже наносили вред французской армии, что надлежало отделить сильные корпуса для их усмирения"
. (6)*
Поэтому дальше, на восток, за Вислу, двинулись лишь 6 пехотных корпусов:
I –  Бернадота (14000), III – Даву (22000), IV – Сульта (25800), V – Ланна (18000), VI – Нея  (12000) , VII – Ожеро (13000). Всего - 86 000 пехоты.
С ними шли Гвардия - 8 батальонов (4900) пехоты и 2 кавалерийские бригады (конные гренадеры и егеря) - 2400 сабель.
(5)*
Основную массу своей тяжелой и средней кавалерии, кроме гвардейской, Наполеон свел в два корпуса. Сказалось ошибочное представление Императора о предстоящем театре военных действий. Он полагал, что в Польше преобладают равнины (а не леса и болота, как оказалось на самом деле), и, следовательно, представиться прекрасная возможность использовать крупные кавалерийские массы. Вот что Наполеон своему пасынку Евгению Богарне, вице-королю Итальянскому, и своему брату Жозефу Бонапарту, королю Неаполитанскому:
"Я намерен взять из Италии еще четыре кавалерийских полка, потому что среди необъятных равнин Польши кавалерия необходима".
(5)* 
Первым, или, как его называли, "резервным", корпусом командовал Мюрат, получивший после разгрома Пруссии во владение княжество Берг и титул "Великого герцога Бергского". Всего под его командой находилось 60 эскадронов, 9000 сабель.
Буквально за несколько дней до похода, в декабре 1806-го, Наполеон учредил еще один, II кавалерийский корпус, под командованием Бессьера. В него наспех забирали конные части со всей Великой армии, что вскоре пагубно сказалось на  ее снабжении, осуществлявшемся за счет поборов в захваченных провинциях, и противостоянии с вездесущими казаками. 
Возглавил этот II конный корпус Жан-Батист Бессьер, ранее командовавший гвардейской кавалерией.
Во II-м корпусе числилось 45 эскадронов, 6000 сабель.
Кавалерию обоих корпусов составляли кирасиры и драгуны, сведенные в дивизии.
Кроме того, непосредственно пехотным корпусам были приданы легкие кавалерийские части (гусары и конные стрелки), по бригаде на корпус: I корпус - Тилли (1100), III корпус - Марюла (1050),  IV корпус - Гюго (1440), V корпус - Трейяра (1230), VI корпус - Кольбера  (700),  VII корпус - Дюронеля (1020).
(5)*
Всего - 6 540 легкой кавалерии.
С этими легкими бригадами и, считая конную гвардию, общая численность французской кавалерии насчитывала 23 940.
Артиллерия была также распределена по корпусам, по 30-40 орудий, и всего насчитывала 278 пушек.
Если суммировать состав всех родов войск, французская армия имела в своих рядах 109 700 пехоты (с гвардией), 23 940 кавалерии (с гвардейской) и 278 пушек с обслугой, итого общую численность 133 640, В предстоящем походе ее возглавил лично Наполеон.

Карта театра войны с Наполеоном 1806-1807 гг. и расположение войск перед началом военных действий в декабре 1806 г.
 © Авторская реконструкция - А.М.


Российская империя к началу войны, несмотря на аустерлицкое поражение, располагала огромной армий, формально простиравшейся до 593 000 человек. Это официальные данные на январь 1806 г.,
(7)*. Пусть, однако же
, читателя не вводит в заблуждение эта цифра, достаточно сказать, что сюда входили и гарнизонные войска, и разные диковинные для нашего современного восприятия уездные команды, горнозаводские войска, а также отслужившие свое, но еще остающиеся в строю т.н. "инвалиды", разные нестроевые и т.п. Кроме того, 1/5 ее  составляли казаки, причем не отдельные полки, а Войско Донское, Оренбургское и все прочие вместе взятые.
Нас же в этой книге интересует цифра отмобилизованных и обученных для войны в Европе полевых войск. Таких насчитывалось тоже немало, около 180 000. Из них только 150 000 были развернуты на западных границах, где Россия располагала 3-я армиями, всего - 13 дивизий. 
Все эти силы, однако, как мы могли видеть из предшествующей главы, оказались рассредоточены.
Самая крупная армия, Беннигсена, полностью укомплектованная, но необстрелянная, насчитывала 67 000 (4 дивизии) и 276 пушек.
Армия Михельсона, находившаяся за Днестром, имела в своем составе немногим более 50 000 (5 дивизий), но, но, как мы уже знаем, была скована войной с Турцией.
Третья армия, Буксгевдена, костяком которой стали войска, участвовавшие в сражении при Аустерлице и новые полки,
формировавшиеся по мере проведения рекрутских наборов, еще не успевшая достигнуть полного состава, численностью 55 000 и 216 орудий, была спешно двинута из России, где  проходила формировку, в Польшу, куда и прибыла в к началу декабря.
Остальные 30 000 приходились на Гвардию, отдельный Кавказский корпус и небольшой финляндский контингент на границе со Швецией.
Отдельный Кавказский корпус, или, как его тогда называли, "войска укрепленной Кавказской линии", находился слишком далеко и был слишком малочисленным, чтобы на него могли рассчитывать: всего 6 полков, с небольшим числом кавалерии и казаков
(4)*. В это время он находился под командованием генерала Цицианова и полностью увяз в вяло текущей войне с Персией и непрерывными стычках с воинственными горцами.
Русский корпус в Финляндии был и того меньше, едва годился, чтобы прикрыть северную границу. Отметим, что сам термин "корпус" тогда еще не применялся, его употребляют авторы более позднего времени.
Русская гвардия в 1806 г. также была невелика: всего 3 пехотных и 3 кавалерийских полка, батальон егерей и 4 роты артиллерии, всего - 13 800. (2*).
Всего, с учетом этих цифр, Россия могла выставить против Наполеона на новом театре военных действий, в Польше и Восточной Пруссии, 122 000 своих войск, имевшихся в распоряжении Беннигсена и Буксгевдена.
Чтобы усилить это направление из армии Михельсона отозвали одну дивизию. Она встала лагерем у Бреста, где было решено начать формирование четвертой, резервной, армии под командованием генерала Эссена. Именно сюда спешно направлялись новые, только что сформированные полки. К концу 1806 - началу 1807 года численность армии Эссена достигла 37000 при 120 орудиях
(9)*, но пока она еще только собиралась.
И Россия, и Франция развернули масштабные программы мобилизации. Предвидя неизбежность войны с Россией, Наполеон, в частности, прибег к внеочередному призыву призывников 1807 года (80 000) и начал формирование нового пехотного корпуса Лефевра, набиравшегося в значительной мере из польских волонтеров. Остальные новобранцы поступали сюда из вассальных немецких княжеств.
Чтобы поощрить поляков к вступлению в Великую Армию, Наполеон пообещал, что, если Польша сможет выставить 40 000 солдат, то получит независимость. Однако он так на это и не решился, опасаясь новой войны с Австрией. Венский двор, и без того уже понесший, в результате прошлых войск с Францией, большие территориальные потери в Италии и Европе, с большой тревогой наблюдал за движением французских войск к польским границам. Потеря польских земель считалась в Вене равнозначной гибели самой австрийской Империи. На случай такого развития событий Австрия уже выдвинула в соседнюю с Польшей Богемию 60 000 солдат. Наполеону нечем было отгородиться от этой угрозы, имея в германских землях неустроенный тыл, а перед собой более чем 120- тысячную русскую армию. Вот почему он с такой осторожностью решал "польский вопрос", ограничившись в итоге половинчатым решением, создав Герцогство Варшавское, да и то - лишь после окончания войны и подписания Тильзитского мира. 
Непосредственно во Франции формировался гренадерский корпус Удино (5 полков 2-х батальонного состава), призванный стать своего рода резервом Старой Гвардии.
В России намечалось набрать 600 000 рекрутов
(9)*, фактически за время всей войны, до Тильзитского мира, удалось привлечь лишь 120 000. На большее не хватило ни средств, ни снаряжения.
Тем не менее за достаточно короткое время было сформировано еще 5 дивизий, но большинство из этих формирований, как русских, так и французских, не успели принять участие в зимней кампании, только в летней, которая, однако, выходит за рамки нашей книги.
Силы нашего союзника, Пруссии (кроме гарнизонов осажденных крепостей, отказавшихся капитулировать (Данциг, Кольберг, Грауденц и другие) исчерпывались единственным корпусом Лестока. Формально в нем числилось 20 000, из них: 19 батальонов, 55 эскадронов, 3 отдельные роты и 8 батарей.
(5)*. К началу кампании корпус не превышал 15 000. Некоторые его роты, принудительно набранные из поляков по рекрутскому набору, дезертировали почти поголовно. Однако легкая наемная польская конница, как ее называли-  "Товарищи", служившая по найму, вся осталась верна присяге.
Король Фридрих-Вильгельм-III обязался собрать в помощь русским еще 10 000 рекрутов (19 батальонов), которых направляли в его новую резиденцию, в Мемель, но из за  нехватки оружия и обмундирования и общей неразберихи было собрано и отправлено в армию всего 3.
Таким образом, силы противников в Польше и Восточной Пруссии на начало противостояния оказались практический равны, с русской стороны даже превосходили: 142 000 русских и пруссаков и 588 орудий (включая артиллерию корпуса Лестока) против
133 640 французов и 278 орудий у Наполеона. Это не считая корпуса Эссена, но он еще не годился к использованию, также как и Наполеон не мог тронуть своих два корпуса, Мортье и Жерома Бонапарта.
Несколько слов следует сказать о качественном составе армий противников. С 1802 г., после Амьенского мира,  по 1805 год, то есть, 3 года, французская армия не вела боевых действий (не считая бескровной аннексии Ганновера), все это время войска усиленно обучались, пополнялись, армия значительно выросла в численности. Именно в это время и появилось название Великая армия - в августе 1805 г. В кампаниях 1805-го (Аустерлиц) и 1806-го (Йена-Ауэрштедт) французские солдаты понесли сравнительно небольшие потери, но закалились и уверовали в свое превосходство над любым противником. Все 8 корпусов (6 пехотных и 2 кавалерийских), которые привел с собой Наполеон в Польшу и Восточную Пруссию, состояли, в большинстве своем, из обстрелянных ветеранов, среди которых было немало тех, кто участвовал еще в итальянских походах и битве при Маренго.
Обе русские армии, Беннигсена и Буксгевдена, прибывшие на театр военных действий, напротив, преимущественно состояли из только что набранных рекрутов и на то были причины.
Формально потери при Аустерлице войск союзников считают в 35 000. Но это только убитыми, ранеными и пленными. Гораздо больше было разбежавшихся и уже не вернувшихся в строй, дезертиров. Остатки войск на обратном пути домой выкосила эпидемия лихорадки.
Чтобы читатель яснее представил себе масштабы потерь, приведем в качестве примера урон, понесенный 1-м Его Высочества уланским полком. Для него это было боевое крещение. Полк, считавшийся гвардейским, хотя официально и не назывался таковым, до битвы насчитывал 1000 с лишним сабель, а когда после отступления собрался в Кракове, в его рядах осталось всего
300 человек, и  еще полторы сотни вернулись позже из госпиталей или спешенных улан, примкнувших к пехотным полком и отдельным командам" (2)*.
Разумеется, все эти потери также восполнялись наскоро обученными новобранцами.
Мы не ошибемся, если будем считать, что наши войска, сосредоточенные в Польше в декабре 1806 года на 2/3, если не больше,
состояли из сырой массы наскоро обученных рекрутов.
Французские же, в такой же пропорции состояли из ветеранов или обстрелянных солдат, а костяк армии, особенно - офицерский состав, имел за плечами опыт участия в нескольких кампаниях.
Обе армии различались также своей организацией,  структурой, тактикой ведения боя - но эту тему мы рассмотрим в следующей главе.
Когда Александр I обнародовал свой "высочайший" манифест о войне, французские войска стягивались к Познани, чтобы затем идти на Варшаву и Кенигсберг.
Русские войска в это же время приняли следующее расположение.  Армия Буксгевдена подходила к Пултуску.  Армия Беннигсена располагалась частью у Варшавы (дивизия Седморацкого), частью между польской столицей и Пултуском.
К переправам у Плоцка был выдвинут отряд Барклая в составе 2-х пехотных полков, 1 гусарского, 1 казачьего и 1 орудийной батареи.
Корпус Лестока стоял в Торне, где охранял мосты через Вислу. Резервный корпус Эссена пока еще находился в глубоком тылу, в Бресте.


Продолжение следует.

© Авторские права: Александр Морозов. Москва. 20016-2019 гг.

 Примечания к главе II

(2)* Фаддей Булгарин: "Воспоминания".

(3)* "Записки графа Л. Л. Беннигсена о войне с Наполеоном 1807 года".

(5*) Оскар Фон-Леттов-Форбек: "История войны 1806 и 1807 гг.".

(6*) Генрих Жомини: "Политическая и военная жизнь Наполеона"

(7)* Н. Самокиш. "Столетие военного министерства - 1802-1902".

(8)* В. Потто. "Кавказские войны. От древнейших времён до Ермолова".

(9)* А.И. Михайловский- Данилевский. "Описание второй войны Императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 годах".