ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ
Книга Александра-Морозова

Зимняя кампания русской армии в Польше и Восточной Пруссии 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау 26 января 1807 года.


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение



 

ГЛАВА XX
ЯНВАРСКИЙ АНАБАЗИС РУССКОЙ АРМИИ.
БОИ ПРИ ЯНКОВО, ВАЛЬТЕРСМЮЛЕ И ВОЛЬФСДОРФЕ.


На утро 23 января вся масса русской армии, рассредоточенной вдоль реки Алле, свернула свои позиции и начала общее отступление.
Мост в Янково, разделявший ранее противников, поручили охранять изрядно потрепанному при Бергфриде 7-му егерскому полку, который все еще собирал своих отставших, и уже хорошо знакомый нам  капитан Отрощенко вновь оказался в горячке боя:
«Я находился с ротой позади полка. У моста, сделав засаду за домами, встретил французов с близкой дистанции батальным огнем и заставил передовых оставить мост с потерей убитых и раненых; но за то и я при отступлении лишился фельдфебеля, двоих унтер-офицеров и пяти рядовых.
За деревней стояла уже наша кавалерия, построившись в три линии; они сменяли одна другую и так отступали назад.»
(24)*
В своем решении идти к Прейсиш-Эйлау Беннигсен выбрал самый короткий путь, через Вольфсдорф, пройдя между городами Лейбштад и Гутштадт, уже захваченный легкой кавалерией французов. Прусскому корпусу Лестока было предписано идти к Лейбштадту и там присоединиться к своим русским союзникам.
Соответственно, следом за войсковыми колоннами выступил и авангард, состоявший из трех отрядов: Барклая, Багговута и Маркова, под общим командованием Багратиона.
Отряд Баговута прикрывал главную колонну. Отряд Маркова шел правее, за колонной батарейной артиллерии. Еще правее был выставлен отряд Барклая. Его задачей было заслонить армию от возможного нападения Сульта, накануне с боем форсировавшего переправу у Бергфрида и нависшего над русским правым флангом.
Наполеон тоже разделил войска, выделив непосредственно в преследование русской армии только два корпуса: кавалерийский Мюрата и свежий, только что подошедший, VII корпус Ожеро.
Общее командование преследованием осуществлял Мюрат. Следом шел сам Наполеон с гвардией.
Корпус Даву продолжал движение на Гейльсберг, через Гутштадт, который так любезно преподнес ему на блюдечке бригадир Гюйо. Корпус Сульта двигался левее в том же направлении, находясь между колоннами Даву - с одной стороны, Мюрата и Ожеро - с другой.
Корпус Нея по приказу Императора ушел влево, на запад, и должен был отсечь пруссаков Лестока от русских, не дав им соединиться в Либштадте.
Маркову повезло — за его отрядом французы только наблюдали, а ночью и вовсе упустили из виду.
Поэтому удар Мюрата пришелся по Багговуту, успевшему отойти от Яноково всего ничего, и вынужденному остановиться у входа в густое лесное дефиле, по которому еще не прошли части армейской колонны с обозами, которую он и должен был прикрывать. Бой стал неизбежен и русский генерал стал строить свой отряд в боевой порядок.

БОЙ АРЬЕРГАРДА БАГГОВУТА  ПРИ ЯНКОВО
Под рукой у Багговута находились 4 пехотных полка, 1 кавалерийский - Александрийские гусары, подкрепленные казаками. Отряд также был усилен конно-артиллерийской ротой Судакова.
Русские построились у входа в дефиле в две линии.
В первую встали два полка: Софийский и Белозерский. Каждый из них — по одну из сторон дороги. Центр между ними заняли Александрийские гусары с казаками под общим командованием графа Ламберта.
Вторую линию, которая непосредственно перекрывала дефиле и составляла резерв, образовали 4-егерский и Старооскольский полки.
Такое построение представляется не случайным. Первая линия состояла из относительно свежих, полнокровных войск. В боях этой войны они еще не участвовали. Вторая же линия включала изрядно поредевшие батальоны ветеранов битвы при Пултуске, где Багговут водил их в бой. Тогда 4-й егерский понес наибольшие потери во всей армии, сильно досталось и Старооскольскому.
Построение арьергарда Багговута и завязка боя при Янково

©
Авторская реконструкция - А.М.

Едва построение было закончилось, появился первый французский конный отряд. Он был явно слаб и остановился, завидев перед собой мрачный строй Александрийских гусар, которые особенно выделялись на снежном фоне своими черными, с белым шитьем, мундирами. Русские гусары не стали ждать и атаковали, легко обратив этот вражеский авангард в бегство.
Однако вскоре враг появился в большем числе, это была все та же кавалерия Мюрата, но без самого маршала. За ней постепенно подходила пехота Ожеро.
Французы сосредоточились тремя группами, а еще одна пошла лесом в обход дороги, с намерением перекрыть путь отступления.
Затем последовала общая атака - сразу на оба фланга и центр первой линии русских.
Белозерский и Софийский полки отбили натиск на флангах.
В центре же бой кипел особенно ожесточенно. Французская кавалерия тщетно пыталась сокрушить черных гусар Ламберта, пока не обнаружила, что сама жестоко истребляема ими, равно как и казачьими пиками.
Не выдержав этой сечи, французский центр сам был опрокинут и бежал с поля боя.
На этом бой затих. Более сил атаковать у командира французского авангарда пока не было и он мог только наблюдать, как русские полки один за другим покидают позиции и уходят в лесное дефиле. Первыми ушла кавалерия, за ней начала движение пехота.
Однако же неприятель не оставил планов разбить отряд, надеясь на свою колонну, следовавшую в обход с правой стороны дороги. Остальные его части тоже втянулись в дефиле и шли следом.
Удобный случай предпринять реванш у французов выпал, когда войска из дефиле выбрались на большую поляну, за которой дорога вновь уходила в лес.  В эти минуты на нашем правом фланге появилась обходная французская колонна и Александрийские гусары с казаками повернули на нее. За ними, в подкрепление, двинулся и Старооскольский полк.
Софийский полк, очевидно, ушел вперед и снова вступил в лес, поскольку в дальнейших действиях не участвовал.
Замыкающими шли Белозерский мушкетерский и 4-й егерский полки. Когда они оказались на поляне, следовавшая за ними французская кавалерия и пехота бросились в атаку и окружили мушкетеров с егерями. Русские отражала атаки огнем и штыками. Французам мешал недостаток места и собственных сил, а также упорство солдат прославленного 4-го егерского и равнявшихся на него, впервые участвовавших в такой переделке, белозерцев.
Но и помощь подоспела - опасность атаки нашего правого фланга миновала, когда обходная вражеская колонна отступила сама, даже не рискнув скрестить сабли с грозными черными гусарами. Ламберт сразу же отправил на помощь войскам, дравшимся на поляне, два своих эскадрона, подоспевшие как раз вовремя- этот натиск тоже был отбит.
Ожесточенный бой на лесной дороге отчетливо слышали и в войсковой колонне, которую Багговут прикрывал, оттуда тоже прислали подмогу. Процитируем далее Михайловского-Данилевского:
«Получив в подкрепление полки Его Величества Орденский и Малороссийский кирасирские, Псковский драгунский и 7-й егерский, Багговут остановился, поставил конницу на флангах, а пехоту в три линии, в 120 шагах одна от другой. Увидев усиление русского арьергарда, французы прекратили нападение, поджидая свои задние войска. Бой ограничился канонадою и перестрелкой егерей».

БОЙ ПРИ ВАЛЬТЕРСМЮЛЕ
Движение и объединение авангардов Багговута и Багратиона перед боем при Вольфсдорфе © Авторская реконструкция - А.М.

После этой краткой паузы отряд Багговута вновь продолжил движение и на исходе светового дня достиг селения Вальтерсмюле. Французы не отставали, хотя и не нападали — ждали момента.
Село находилось в теснине, обойти его, решись на то преследователи, чтобы окружить отряд, было нельзя и Багговут решил воспользоваться преимуществами местности, чтобы оторваться от преследования.
В прикрытие он выделил свой любимый 4-й егерский полк, который уже так славно потрудился в эту кампанию. Егеря заняли село, а на примыкавшую к нему высоту встала орудийная батарея с отрядом пехоты под командованием полковника Гордеева. 
Остальные силы, с конницей в авангарде, двинулись дальше.
Видя, что противник ускользает, французы попытались овладеть селом. Несколько раз они приближались к Вальтерсмюле, но всякий раз фланговый огонь орудий с холма и меткая стрельба егерей, укрывшихся среди сельских построек, заставлял их повернуть обратно. Взять холм с его пушками, по склонам, покрытым льдом и глубоким снегом, под прямым картечным огнем враг даже не пытался.
Наступившая вскоре темнота прекратила бой. Под ее покровом прикрытие покинуло село и постепенно нагнало отряд. День или ночь, уже не имели значения - утомленные батальоны и эскадроны продолжали ползти в стужу, по глубокому снегу и при мутном свете луны.
В 3 часа утра Багговут достиг селения Варлак, где скрещивались две дороги, ведущие от Яноково. Здесь русские к своей радости встретили своих - сюда же подошел, без каких либо приключений, отряд Багратиона (Маркова).
«Ретираду» Багговута в которой было потеряно лишь около 200 человек, можно считать образцовой, как действия тактического арьергарда того времени. Отряд выполнил и главную задачу — прикрытие войсковой колонны, и вторую, не менее важную, сумел благополучно отступить сам, сражаясь с упорно наседавшим противником.
Но теперь Багговут должен поступил под общее командование более авторитетного и прославленного генерала — Багратиона, принявшего командование теперь уже объединенным арьергардом.

БОЙ ПРИ ВОЛЬФСДОРФЕ
За селением Варлак находилось еще одно - Вольфсдор, где в ту ночь сходились войска главных колонн и временно разместился штаб Беннигсена. Утомленным солдатам досталось всего пару часов на отдых, после чего вновь начался марш. Сразу за Вольфсдорфом лежало очередное дефиле, стиснутое лесом.
У входа в него образовалась огромная пробка из обозов, которые скопились в ожидании, пока пройдет замыкавшая войсковую колонну 7-я дивизия Дохтурова.
Чтобы прикрыть её, Багратион вывел свой отряд из Варлака, прошел Вольфсдорф и встал в 2-х милях за ним. В качестве заслона в Вольфсдорфе остался испытанный 4-й егерский, усиленный двумя конными орудиями. Перед селом развернулись Елисаветградские гусары Юрковского и два казачьих полка: Сысоева и Малахова.
После объединения обоих арьергардных отрядов, Багговута и Маркова, в распоряжении Багратиона оказались 9 пехотных полков: 4 егерских и 5 мушкетерских. Кавалерия насчитывала три полка регулярной конницы:
2 гусарских, Александрийский - Ламберта и Елисаветградский - Юрковского, а также Курляндский драгунский Долгорукова - всего 25 эскадронов. Кроме того в его распоряжении было три казачьих полка - 15 сотен.
Артиллерия включала 2 конные батареи: Ермолова и Судакова, под общим командованием тогда уже успевшего завоевать авторитет - Ермолова.
Войска построились у самого леса, где находилось подходящее для этого открытое поле.
Вся линейная пехота, 5 полков, встала на этом поле.
Первую линию перед ней образовали 3 полка кавалерии: Курляндский драгунский, Александрийский гусарский и казачий - Андриянова.
Дорогу, окаймленную густыми лесными зарослями, заняли 2 егерских полка: 25-й Вуича разместился на кромке леса непосредственно у дороги. Лес отсюда тянулся недалеко, до деревни Эльдитен, где обрывался, образуя угол, что позволяло противнику предпринять обходной маневр с этой стороны. Сюда был поставлен 5-й егерский полк Гогеля.
В самом Вольфсдорфе оставался 4-й егерский полк Фролова. Перед ним, наблюдая за дорогой, ведущей из Варлака, находились несколько эскадронов Елисаветградских гусар Юрковского и казаки.
Бой при Вольфсдорфе
© Авторская реконструкция - А.М.

К рассвету 24-го января, в 7 утра, подошли французы. Из записок Ермолова следует,что это был Даву, однако прославленный артиллерист ошибается. Даву с его III корпусом в это время двигался далеко к востоку по дороге на Гейльсберг и вплоть до Прейсиш-Эйлау в боях практически не участвовал. Прав в этом случае Михайловскй-Данилевский, указывая, что атакой командовал Мюрат, который «в тот день был начальником французского авангарда».
(9)*  Вместе с кавалерией к Вольфсдорфу подошла также часть пехоты VII корпуса Ожеро.
При появлении врага заслон в Вольфсдорфе (4-й егерский и Елисаветградские гусары) после небольшой стычки и перестрелки стали отходить. Первым отступила кавалерия Юрковского, затем, пропустив ее через село, отошел 4-й егерский, а гусары и казаки прикрыли его, развернувшись в линию сразу за селом. Они первые и встретили противника. 
Очевидец происходившего, Денис Давыдов оставил нам описание  завязки боя: "Французский авангард, предшествуемый фланкёрами
(конными застрельщиками - А.М.), за которым следовала вся сила армии, изредка стрелял из одного, иногда из двух орудий по нашей передовой цепи; выдвигал громады свои на снежные холмы и спускался с них по направлению к Вольфсдорфу.
Юрковский, под прикрытием ближайших к неприятелю казаков своей команды, то останавливался, то снова тянулся косвенно к боевой линии арьергарда, на правый фланг 5-го егерского полка, за угол леса".
(25)*
Мюрат подошел поначалу с небольшими силами, с одной легкой кавалерией. Часть ее он послал в обход левого фланга русских, скорее прощупать их силы, чем завязать настоящий бой. Стоило Багратиону выставить против этой обходной группы 5 эскадронов Курляндских драгун Долгорукова, как, едва сойдясь с ними, французская кавалерия отступила.
Другая ее часть обошла наш правый фланг - угол леса у села Эльдитен, преследуя отходивших гусар Юрковского, и оказалась перед позициями 5-го егерского полка Гогеля, осыпавшего её пулями. Этот участок, прилегающий к лесу, изобиловавший кустарником и овражками, особенно подходил для действий егерей, что вынудило французских кавалеристов спешиться и самим вступить в перестрелку, которая в силу особенностей местности почти не приносила урона ни одной из сторон. И все же Багратион отправил сюда пару сотен казаков, они также сошли с коней и рассыплись в кустарнике.
С подходом пехоты Ожеро и артиллерии, Мюрат предпринял единственную попытку решительной атаки.
Под прикрытием своих пушек большая пехотная колонна двинулась на позиции 25-го егерского полка, стремясь сбить его с позиции и овладеть дорогой на Аренсдорф, которую тот запирал. Сильный мушкетный огонь ее не остановил и тогда Багратион, оценив угрозу, бросил на нее с фланга полк Александрийских гусар Ламберта, подкрепив его казачьим полком Андриянова. Со своей стороны Вуич тоже поднял свой 25-й егерский в штыки и контратаковал в лоб. Не выдержав двойного ответного удара, французы отошли и не возобновляли более своих попыток напасть на русских: "Отбитый на флангах, Мюрат ограничился канонадою, ожидая свежих войск".
(9)*
Выстрелы стали стихать, но Багратион еще 3 часа стоял на месте, выжидая, пока последние обозы армии втянуться в лес, после чего стал уводить свои войска. В эти минуты наша армия едва не потеряла своего будущего знаменитого партизана, Дениса Давыдова. Посланный Багратионом к 5-му егерскому полку с приказом сворачиваться и отходить на Дитрихсдорф, где была подготовлена резервная позиция, задиристый гусарский штаб-ротмистр, для которого это был первый бой и оттого кровь его кипела, решил изменить ход сражения:
"Я задумал ударить с передовою цепью на неприятеля, опрокинуть его и тем увлечь за собою 5-й егерский полк, который только что начал собираться,- чтобы выступать из леса. Увидевши успех мой, полагал я, князь подкрепит меня всем арьергардом и даст знать о том Беннингсену, который немедленно возвратится со всею армиею. Одним словом, я возмечтал не более и не менее как разбить весь неприятельский авангард горстью всадников и егерей и быть даже главным виновником поражения самого Наполеона.
Нам удалось. Цепь вся гикнула и дружно бросилась в сечу.
Французские фланкеры, смятые нашими, пошли на уход; но, в запальчивости погони, мы неожиданно встретились с их резервами, которые прискакали на помощь. Это были драгуны, с конскими хвостами, развевавшимися на гребнях шлемов. Они бросились на нас с жадностью; посыпались свежие удары, и мы, в свою очередь, сбитые и опрокинутые, обратились в бегство вдоль опушки леса, где уже не было егерей, чтобы поддержать нас".
(25)*
Обескураженный неудачей, юный лейб-гусар в одиночку понуро отправился обратно в штаб, когда едва не угодил в плен, столкнувшись с шестью французскими конно-егерями:
"Гибель казалась неизбежною. На мне накинута была шинель, застегнутая у горла одною пуговицей, и сабля голая в руках, у седла пистолеты, которых я не успел зарядить после выстрелов на передовой цепи. Один из моих преследователей, видно, на лучшей лошади, чем его товарищи, догнал меня, но не на такое расстояние, чтоб достать саблею, а только чтоб ухватиться за край моей шинели, раздувавшейся от скока. Он воспользовался этим и чуть-чуть не стащил меня с лошади. К счастию, шинель расстегнулась и осталась в его руках.
Я скакал не по дороге, а как попало, и, как на беду, наскакал на ту часть опушки леса, куда примыкало неприметное для глаз болото. Лошадь моя рухнула в него со всего маху, провалилась по брюхо, упала на бок и издохла. Еще две секунды - и острие надо мною! Смерть или плен были бы моею участью!
В самый этот момент около двадцати казаков, посланных Юрковским для надзора за неприятелем и приведенные сюда одним провидением, выскочили с криком из лесу, немного повыше болота, в котором я загряз с моею лошадью, и погнали моих преследователей обратно к Вольфсдорфу. Но один из них, истинный мой спаситель, посадил меня позади себя и привез к Юрковскому, который дал мне лошадь из-под убитого гусара".
(конец цитаты - А.М.) (25)*
Когда Багратион вновь увидел своего сильно помятого и потрепанного адъютанта, "на чужой лошади, без шинели, в грязи, в снегу, в крови", то поинтересовался, что с ним стряслось. Много лет спустя, в своих мемуарах, старый Давыдов не постесняется признаться в том своем давнем грехе, описав не без иронии: "Разумеется, я утаил и от князя, и даже от товарищей моих грандиозные замыслы и предначертания, которые и тогда уже начинали казаться мне донкишотством.
Я рассказал им только о преследовании меня неприятелем и спасении меня казаками. Князь слегка пожурил меня за опрометчивость, и, сколько я мог заметить, с одобрительной улыбкою, и приказал дать свою бурку в замену сорванной с меня шинели. Он вскоре представил меня даже к награждению."
(25)*
На том бой при Вольфсдорфе и завершился. Пробка у леса, образованная обозами дивизии Дохтурова, из-за которой и произошло, собственно, само "дело", наконец рассосалась и арьергард стал отступать к Аренсдорфу, втянувшись в лес. Главные силы арьергарда, вся линейная пехота и стоявший с ними в резерве 7-й егерский в этот день так и не разрядили ружей, но Багратион не ставил перед собой задачу - дать сражение, а всего лишь стремился выиграть время для армии, успешно совершить переход, чего и добился малой кровью.
Французы тоже двинулись следом и этот, последний этап отступления тоже весьма живописно отразил в своих дневниках Ермолов:
«Проходя лес в темноте смешались мы до такой степени, что по одному крику можно было или распознать неприятеля или своим собраться. Генерал-майор граф Ламберт, думая собрать по лесу наших стрелков, подъехал к французам и едва не попался в руки их.
Артиллерия во весь день была в ужасном огне, и если бы перебитых лошадей не заменяли гусары, отнятыми у неприятеля, я должен был бы потерять несколько орудий.
Конную роту, как наиболее подвижную, употреблял я наиболее. Нельзя было обойтись без ее содействия в лесу, и даже ночью она направляла свои выстрелы или на крик неприятеля или на звук его барабана».
(23)*
После боя у Вольфсдорфа оба отряда, Маркова и Багговута, более не разделялись, оставаясь под общим командованием Багратиона. И хотя на своем пути авангард еще не раз имел стычки со своими преследователями, в конце-концов, следуя за главной колонной армии, благополучно дошел до Ландсберга, где вся армия наконец собралась воедино и получила короткий долгожданный отдых. Этому она во многом была обязана стойкости другого арьергарда - Барклая, который который ценой собственной жертвы на сутки сдержал Наполеона при Гофе, где состоялся другой, чрезвычайно жестокий и кровопролитный бой этого, в целом успешного, трехдневного отступления нашей армии.
При Гофе же произошло настоящее побоище. Но об этом - уже в следующих главах.

Продолжение следует.
 

 Примечания к главе XX

(9)* А.И. Михайловский- Данилевский. "Описание второй войны Императора Александра с Наполеоном в 1806 и 1807 годах".

(23)* "Записки А.П. Ермолова 1798-1826".

(24)* "Записки генерала Отрощенко: 1800-1830".

(25)* Денис Давыдов. "Материалы для современной военной истории (1806–1807)"

Авторские права:  © Александр Морозов. Москва. 20016-2019 гг.