ОТ ПУЛТУСКА ДО ПРЕЙСИШ-ЭЙЛАУ
© Книга Александра Морозова

Зимняя кампания русской армии в Польше и Восточной Пруссии 1806-1807 гг. и сражение при Прейсиш-Эйлау 26 января 1807 года.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ГЛАВА I

ГЛАВА II

ГЛАВА IIII

ГЛАВА IV

ГЛАВА V

ГЛАВА VI

ГЛАВА VII

ГЛАВА VIII

ГЛАВА XIX

ГЛАВА XIII

ГЛАВА XIV

ГЛАВА XV

ГЛАВА XVI

ГЛАВА XVII

ГЛАВА XVIII

ГЛАВА XVIII

ЭПИЛОГ

 


 

ГЛАВА XVI
ЯНВАРСКИЙ АНАБАЗИС РУССКОЙ АРМИИ. БЛИСТАТЕЛЬНАЯ «РЕТИРАДА» БАГГОВУТА.
БОИ ПРИ ЯНКОВО, ВАЛЬТЕРСМЮЛЕ И ВОЛЬФСДОРФЕ.

Решение Беннигсена о движении армии из Янково на Прейсишь-Эйлау тремя войсковыми колоннами, конечно, не означало, что они выступят одновременно из разных пунктов. Это следует понимать так, что пока вся масса русской армии, рассредоточенной вдоль реки Алле, сворачивала свои позиции, и готовилась выступить, шло только формирование колонн, уже затем, одна за другой, они начали движение и все дороги за рекой Алле оказались запружены отступающими войсками, использовавшие любу тропу для своего марша. Соответственно, следом за ними выступил и авангад, состоявший из трех отрядов: Барклая, Багговута и Маркова, под общим командованием Багратиона.
Отряды Багговута (двигавшегося за основной группой войск ) и Маркова выступили почти одновременно и шли настолько близко, что, когда Багговут дал первый первый бой, его видели и слышали в колонне Маркова.
Обращает на себя внимание выбор Беннигсена в назначении командиров арьергардных отрядов, что приоткрывает некоторые черты русского командующего в подборе офицеров на наиболее ответственные и сложные участки. Все трое были генерал-майоры, а в армии было немало генералов выше чином и более знатных по происхождению. Арьергард — это значит неизбежные стычки с противником, шанс получить награду и повышение. Но мы видим, что два из трех отрядов возглавляли Барклай и Багговут, оба — герои битвы при Пултуске, в которой, командуя фланговыми отрядами, они вынесли на себе основную тяжесть сражения.
Барклай, до того, в армии почти не известный, так и вовсе первый отличился в этой кампании, в бою на реке Вкре у Сохочина-Колозомба, где русские и французы впервые скрестили штыки на польской земле. Марков, жестоко разбитый Бернадотом при Морунгене, в этот ряд не вписывался, однако он командовал своими людьми лишь формально, поскольку во главе его арьергарда стоял фактически сам Багратион. Здесь же находился и бравый, острый на язык, полковник артиллерии Ермолов, чьи едкие ремарки о ходе боевых действий мы уже имели возможность оценить.
Армейские колонны покинули окрестности Янково днем. Арьергарды выступили ближе к вечеру. Французы тоже испытали немало проблем во время переправы по мостам через реку Алле, которые обстреливали русские егеря, и в других местах, где переходить реку пришлось по ее заледенелому, покрытому глубоким снегом руслу. В их рядах тоже царил беспорядок, поэтому и преследование они начали при явном недостатке войск, успевших перейти на другой берег. В преследовании поначалу участвовала только кавалерия Мюрата. Хотя общее командование преследованием поначалу было поручено Нею.
Но Наполеон вскоре отозвал его, направив преследовать пруссаков Лестока, и как это происходило читатель мог узнать из предыдущей главы. И по следу русские двинулись, первыми перебравшиеся через Аллее 2 конные дивизии: драгунская, Клейна, и кирасирская - Д'Опуля при участии некоторого числа легкой кавалерии.
Маркову в этот раз повезло — за его отрядом французы только наблюдали, а ночью и вовсе упустили из виду.
Поэтому удар Мюрата пришелся по Багговуту, успевшему отойти от Яноково всего ничего, и вынужденному остановиться у входа в густое лесное дефиле, по которому еще не прошли части армейской колонны с обозами, которую он и должен был прикрывать. Бой стал неизбежен и русский генерал стал строить свой отряд в боевой порядок.

БОЙ АРЬЕРГАРДА БАГГОВУТА  ПРИ ЯНКОВО
Карта боя при Янково - авторская  реконструкция. © Александр Морозов.

Под рукой у Багговута было 4 пехотных полка, и 1 кавалерийский - Александрийские гусары, подкрепленные казаками. Отряд также был усилен артиллерийской ротой.
Русские построились у входа в дефиле в две линии.
В первую встали два полка: Софийский и Белозерский. Каждый из них — по одну из сторон дороги. Центр между ними заняли Александрийские гусары с казаками.
Вторую линию, которая непосредственно перекрывала дефиле и составляла резерв, образовали 4-егерский и Старооскольский полки.
Такое построение представляется не случайным. Первая линия состояла из относительно свежих, полнокровных войск.
В боях этой войны они еще не участвовали. Вторая же линия включала изрядно поредевшие батальоны ветеранов битвы при Пултуске, где Багговут водил их в бой. Тогда 4-й егерский понес наибольшие потери во всей армии, сильно досталось и Старооскольскому.
Едва построение было закончилось, появился первый французский конный отряд. Он был явно слаб и остановился, завидев перед собой мрачный строй Александрийских гусар, которые особенно выделялись на снежном фоне своими черными, с белым шитьем, мундирами. Русские гусары не стали ждать и атаковали, легко обратив этот вражеский авангард в бегство.
Однако вскоре враг появился в большем числе, это была все та же кавалерия Мюрата, но без самого маршала.
Французы сосредоточились тремя группами, а еще одна, тоже конная, пошла лесом в обход дороги, с намерением перекрыть путь отступления.
Затем последовала общая атака - сразу на оба фланга и центр первой линии русских.
Белозерский и Софийский полки, свернувшись в каре, отбили натиск.
В центре же бой кипел особенно ожесточенно. Французская кавалерия тщетно пыталась сокрушить черных гусар Ламберта, пока не обнаружила, что сама жестоко истребляема ими, равно как и казачьими пиками.
Не выдержав этой сечи, французский центр сам был опрокинут и бежал с поля боя.
На этом бой затих. Более сил атаковать у командира французского авангарда пока не было и он мог только наблюдать, как русский полки один за другим покидают позиции и уходят в дефиле. Первыми ушла кавалерия, за ней начала движение пехота.
Однако же неприятель не оставил планов разбить отряд, надеясь на свою конную колонну, следовавшую в обход по лесу с правой стороны дороги. Остальные его части тоже втянулись в дефиле и шли следом.
Удобный случай предпринять реванш у французов выпал,
когда войска из дефиле выбрались на большую поляну, за которой дорога вновь уходила в лес. Момент был действительно опасный.
В эти минуты на нашем правом фланге появилась обходная французская колонна, и Александрийские гусары с казаками повернули на нее. За ними, в подкрепление, двинулся и Старооскольский полк.
Софийский полк, очевидно, ушел вперед и снова вступил в лес, поскольку в дальнейших действиях не участвовал.
Замыкающими шли Белозерский мушкетерский и 4-й егерский полки. Когда они оказались на поляне, следовавшая за ними французская кавалерия бросилась в атаку и окружила мушкетеров с егерями. Русская пехота отражала атаки огнем и штыками. Французам мешал недостаток места и собственных сил, а также упорство солдат прославленного 4-го егерского и равнявшихся на него, впервые участвовавших в такой переделке, белозерцев.
Но и помощь подоспела - опасность атаки нашего правого фланга миновала, когда обходная вражеская колонна отступила сама, даже не рискнув скрестить сабли с грозными черными гусарами. Ламберт сразу же отправил на помощь войскам, дравшимся на поляне, два своих эскадрона, которые подоспели как раз вовремя - французскую конницу отогнали.
Ожесточенный бой на лесной дороге отчетливо слышали и в войсковой колонне, которую Багговут прикрывал, оттуда тоже прислали подмогу. Процитируем далее Михайловского-Данилевского:
«Получив в подкрепление полки Его Величества Орденский и Малороссийский кирасирские, Псковский драгунский и 7-й егерский, Багговут остановился, поставил конницу на флангах, а пехоту в три линии, в 120 шагах одна от другой. Увидев усиление русского арьергарда, французы прекратили нападение, поджидая свои задние войска. Бой ограничился канонадою и перестрелкой егерей».

БОЙ ПРИ ВАРТЕСМЮЛЕ

После этой краткой паузы тряд Багговута вновь продолжил движение и на исходе светового дня достиг селения Вальтерсмюле. Французы не отставали, хотя и не нападали — ждали момента.
За селом вновь начиналось узкое дефиле, и, видя, что при таком близком соседстве с врагом благополучно его не пройти,
Багговут вновь принял решение сражаться, решив прикрыть заслоном отход главных сил отряда. В прикрытие он выделил свой любимый 4-й егерский полк, который уже так славно потрудился в эту кампанию. Егеря заняли село, а на примыкавшую к нему высоту встала орудийная батарея.
В качестве батарейного прикрытия, там же на холме, встал батальон пехоты.
Закончив эти приготовления, русские начали отряд за отрядом, с конницей во главе, втягиваться в дефиле. Видя, что противник ускользает, французы попытались овладеть селом. Несколько раз они приближались к Вальтерсмюле, но всякий раз фланговый огонь орудий с холма и меткая стрельба егерей, укрывшихся в среди сельских построек, заставлял их повернуть обратно. Взять холм с его пушками, по склонам, покрытым льдом и глубоким следом, под прямым картечным огнем враг даже не пытался.
Наступившая вскоре темнота прекратила бой. Под ее покровом прикрытие покинуло село и, в свою очередь пройдя дефиле, постепенно нагнало отряд. День или ночь, уже не имели значения — утомленные батальоны и эскадроны продолжали ползти в стужу, по глубокому снегу и при мутном свете луны.
В 3 часа утра Багговут достиг селения Варлак, где скрещивались две дороги, ведущие от Яноково. Здесь русские к своей радости встретили своих — сюда же подошел, без каких либо приключений, отряд Маркова.
«Ретираду» Багговута (по оценке Леттов-Форбека в ней было потеряно не более 200 человек), можно считать образцовой, как действия тактического арьергарда того времени. Отряд выполнил и главную задачу — прикрытие войсковой колонный, и вторую, не менее важную, сумел благополучно отступить сам, ожесточенно сражаясь с упорно наседавшим противником.
Но теперь Багговут должен поступил под общее командование более авторитетного и славного генерала — Багратиона, принявшего командование теперь уже объединенным арьергардом.

БОЙ ПРИ ВОЛЬФСДОРФЕ
За селением Варлак находился городок Вольфсдор, где в ту ночь сходились войска главных колонн и временно разместился штаб Беннигсена. Утомленным солдатам досталось всего пару часов на отдых, после чего вновь начался марш. Сразу за Вольфсдорфом лежало очередное дефиле, стиснутое лесом.
У входа в него образовалась огромная пробка из обозов, которые скопились в ожидании, пока пройдет замыкавшая войсковую колонну
7-я дивизия Дохтурова.
Чтобы прикрыть их, Багратион вывел свой отряд из Варлака, прошел Вольфсдорф и встал в 2-х милях за ним. В качестве заслона в Вольфсдорфе остался испытанный 4-й егерский и конная батарея. Перед селом развернулись Елисаветградские гусары Юрковского и два казачьих полка.

Численность его сил точно не сообщается. Ни Данилевский, ни Беннигсен не дают таких сведений. Однако внимательное изучение дневников Ермолова, показывает, что отряд Маркова после сражения при Морунгене остался в прежнем составе, однако за вычетом 1000 или более штыков, потерянных в том неудачном сражении. То есть: 5-й, 7-й и 25-егерские полки, Псковский мушкетерский и Екатеринославский гренадерский, Елисаветградский гусарский (6 эскадронов) и два казачьих полка, Малахова и Сысоева.
Всего с отрядом Багговута Багратион имел в своем распоряжении
9 пехотных полков, 2 гусарских 2 артиллерийские батареи (включая ермоловскую) и три полка казаков. Возможно в его отряде были и другие части, взятые из отходящей колонны, которую он прикрывал.
Это, в частности, объясняет участие в завязавшемся вскоре бою Курляндских драгун.
К рассвету, в 7 утра, подошли французы. Из записок Ермолова следует, что это был Даву. По Михайловскому-Данилевскому атакой командовал Мюрат, который «в тот день был начальником французского авангарда»*. Такое разночтение, в общем-то, объяснимо. У Мюрата не было своей пехоты, но за ним двигался корпус Даву, чьи солдаты и приняли участие в бою.
При появлении врага заслон из Вольфсдорфа (4-й егерский и Елисаветградские гусары) после небольшой стычки и перестрелки отошел к главным силам. Едва это перестроение было выполнено, началась атака.
Бой у Вольфсдорфа нашел отражение только в описании Михайловского-Данилевского. Оно очень краткое, и нет причин не дать его полностью: «Мюрат... послал две большие колонны в обход правого крыла князя Багратиона, в лес, занятый егерскими полками 5-м, Гогеля, и 25-м Вуича. Здесь завязался жаркий бой. Французы старались завладеть лесом, но тщетно. Все атаки были отбиваемы тем успешнее, что местоположение не позволяло неприятелю удачно употреблять артиллериею, а наши пушки наносили ему большой вред.
Французы однакож не колебались и наконец одна их колонна смело двинулась в лес. Вуичь с 25-м егерским полком отразил ее штыками, после чего граф Ламберт с Александрийскими гусарами и казачьим, Андриянова, полком, врубился в колонну.
Такая же удачная атака была в то самое время произведена на левом крыле нашем, в обход которого французы послали конницу. Один из любимцев Иператора Алксандра князь Долгоруков врезался в нее с Курляндским драгунским полком. Отбитый на флангах, Мюрат ограничился канонадою, ожидая свежих войск» (
Конец цитаты - А.М)
Выстрелы стихли, но Багратион еще 3 часа стоял на месте, выжидая, пока последние обозы армии втянуться в лес, после чего стал уводить свои батальоны. Французы тоже двинулись следом и этот, последний этап отступления живописно отразил в своих дневниках Ермолов: «Проходя лес в темноте смешались мы до такой степени, что по одному крику можно было или распознать неприятеля или своим собраться. Генерал-майор граф Ламберт, думая собрать по лесу наших стрелков, подъехал к французам и едва не попался в руки их.
Артиллерия во весь день была в ужасном огне, и если бы перебитых лошадей не заменяли гусары, отнятыми у неприятеля, я должен был бы потерять несколько орудий.
Конную роту, как наиболее подвижную, употреблял я наиболее. Нельзя было обойтись без ее содействия в лесу, и даже ночью она направляла свои выстрелы или на крик неприятеля или на звук его барабана».**
После боя у Вольфсдорфа оба отряда, Маркова и Багговута более не разделялись, оставаясь под общим командованием Багратиона. И хотя на своем пути авангард еще не раз имел стычки со своими преследователями, в конце-концов, следуя за главной колонной армии, благополучно дошел до Ландсберга, где вся армия наконец собралась воедино и получила короткий долгожданный отдых. Этому она во многом была обязана стойкости второго арьергарда - Барклая, который который ценой собственной жертвы на сутки сдержал Наполеона при Гофе, где состоялся последний, чрезвычайно жестокий и кровопролитный бой этого, в целом успешного, трехдневного отступления нашей армии.
При Гофе же произошло настоящее побоище.

Продолжение следует.

 

 Примечания к главе VI

 
Авторские права:
© Александр Морозов. Москва. 20016-2019 гг.