На главную страницу
сайта

Крупнейший сайт о стратегиях, военных играх, военной истории и кино.Фан клубы Total War, Цивилизация, Warband и других. Огромная копилка модов.
ОЧЕРКИ
ИСТОРИИ И ВОЙН

На internetwars.ru

История войн. Неизвестные сражения. Исторические личности. Популярная история.
История войн. Неизвестные сражения. Великие полководцы. Исторические личности. Загадки истории



На главную страницу раздела


 

ВОЙНА С БЕРБЕРИЙСКИМИ ПИРАТАМИ  (Часть-3-я из 3-х.  Часть -1, Часть -2.)
Война США с берберийскими пиратами 1801 - 1805 г. Первая берберийская война.

Исторический очерк Александра Морозова
Посвящается моему другу, Владимиру Полковникову - в честь дня его рождения!

ЧЕТВЕРТАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ ПРОТИВ БЕРБЕРИЙСКИХ ПИРАТОВ.
КОММОДОР БЭРРОН. ПЛАН УИЛЛЬЯМА ИТОНА. ПЛАН ТОБИАСА ЛИРА.

Сменив коммодора Пребла на Бэррона (уже четвертого по счету), президент Джефферсон выдернул плохую карту из колоды. Бэррон не рвался в бой, как его предшественник. К тому же он страдал тяжелым заболеванием печени и даже на мостике своего флагмана и то появлялся редко, пребывая обычно то в своей каюте, то в корабельном лазарете. Прибыв Средиземное море, Бэррон ничего не делал и не пытался, по большей части либо отстаивался в Сиракузах, либо нес пассивную блокаду Триполи, не предпринимая попыток атаковать порт. Тем более, что Фердиннанд IV отозвал обратно свои канонерские лодки.
Но президента Джефферсона можно было понять. Так называемая "война" шла уже четвертый год, а результаты ее были ничтожные. Средств, однако, она пожирала немало. Поэтому президент и отозвал Пребла, все более склоняясь  к мысли, что, если военные методы не действуют, стоит вновь обратиться к дипломатии. К этому его подталкивал и генеральный консул США на Мальте Тобиас Лир, утверждавший, что "знание Востока" позволит ему заключить с Юсуфом Караманли выгодный для Америки мирный договор.
Лира поддержал больной Бэррон, совсем не настроенный продолжать утомительную военную кампанию.
Уилльям Итон
Но на столе Джефферсона лежал еще один план, составленным другим дипломатическим представителем США в странах Варварского Берега, Уилльямом Итоном. Итон, молодой, импульсивный, склонный более к авантюрам, нежели сидению в дипломатическом кресле, предложил "заменить" бея Юсуфа, на его брата - Хамета, некогда выдворенного беем из страны и скрывавшегося в Египте. Естественно, просто так "заменить" одного пашу на другого было невозможно, посадить Хамета на трон можно было только с помощью штыков. Для осуществления своего замысла Итон просил денег и всего 100 морских пехотинцев. Разумеется, оказавшись на троне, Хамет подписал бы любой, угодный США, мирный договор.
Джефферсон, не без колебаний, но все же утвердил этот план. Вовсе не из любви к "демократии", как сейчас модно говорить. Беглый Хамет был таким же "демократом", как и его узурпатор-братец. Эта практика - смены неудобных правителей карликовых держав на удобных - была изобретена не США. Ее успешно практиковали еще в Древнем Риме. Удобных правителей нарекали "друзьями римского народа" и всячески поддерживали, неудобных - "врагами" того же римского народа, преследовали и уничтожали. В Царской России эта политика нашла яркое воплощение на Кавказе, где наши наместники постоянно преследовали "немирных" вождей горских племен, заменяя их на "мирных", если нужно, то и с помощью подкупа или военной силы.
Так что тут США не изобрели велосипеда. План сам по себе был не плох и вполне мог сработать. Итон получил деньги, несколько тысяч долларов, а вот с морской пехотой вышел облом. Корпус морской пехоты США (в то время их называли "кожаные воротники") был ничтожен по численности - в 1800 г. в нем числилось всего то 340 рядовых и 25 офицеров.
Во всей эскадре Бэррона едва ли набралась бы сотня.
И коммодор заартачился, хотя морская пехота на его кораблях изнывала от безделья и морской болезни. Еще один типичный случай, когда личностные интересы вступили в конфликт с государственными. Вместо 100 "кожаных воротников" Итон получил от него только...7 (!) и одного младшего офицера, лейтенанта морской пехоты  ирландца Пресли Невилла О'Бэннона, которые прибыли в распоряжение Итона в феврале 1804 г. Сам же Итон на время операции получил от президента особый чин - "морского агента США" в странах Магриба.
С этими восемью морскими пехотинцами ему следовало утвердить на троне нового владыку Триполи - Хамета Караманли.

ПОХОД ИТОНА И БЭННОНА. ШТУРМ ДЕРНЫ. МИР.
Лейтенант Пресли О'Бэннон
Но такой поворот дела Итона не смутил. Прихватив с собой всех восьмерых морпехов, он отправился в Египет, где, не без приключений, которые мы опустим, чтобы не усложнять наше повествование, разыскал Хамета Караманли. Надо ли говорить, что предложение - вступить на трон Триполи, вместо Юсуфа, тот воспринял с воодушевлением. Правда, никаких войск, кроме кучки личных телохранителей, у него не было и сам Хамет оказался мелкой, трусоватой личностью.
Но Итон на то и не рассчитывал. Щедро используя деньги американского казначейства, он распространил всюду прокламации, с призывом записываться в его армию, обещая щедрый паек и денежное довольствие.
В  "армию", если ее так можно назвать, на этом этапе принимали только европейцев. В общей сложности удалось навербовать около 100 авантюристов различных национальностей. Это был мусор европейского общества, человеческая пена, случайно выплеснувшаяся на африканский берег: испанцы, португальцы, греческие контрабандисты, французские дезертиры из армии Наполеона, беглые английские матросы и прочие, подобного рода личности, большинство - с сомнительным прошлым или вовсе уголовники. Но Итона это не волновало. Деньги позволили ему превратить этот сброд в более-менее послушную массу, а семь морпехов под командованием О'Бэннона занялись ее муштрой. Кое-как удалось согласовать с больным Бэрроном план предстоящей кампании. Закупили недостающее оружие и провиант. Сначала Итог планировал атаковать небольшой триполитанский порт Дерна, где его должны были поддержать корабли Бэррона и доставить довольствие. Основав в Дерне свою базу, имеющую прямую морскую связь с американской эскадрой в Средиземном море, он уже затем  предполагал выступить непосредственно на Триполи.
К весне 1805 года приготовления завершились, 8 марта Итон во главе своего "иностранного легиона"  выступил в поход. Его маршрут пролегал от египетской границы через мертвые земли, ливийскую пустыню, под палящим африканским солнцем. Поход этот занял в общей сложности  46 дней, за это время армия прошла около 600 км..
Солдат морской пехоты США периода войны с берберийскими пиратами
Во время изматывающего похода в колонне не раз вспыхивали бунты. Не хватало еды, не хватало воды. Бунтовали носильщики, бунтовали погонщики верблюдов, бунтовала "армия" - все требовали еще больше денег. Стиснув зубы, Итон платил и поход продолжался, пока в конце апреля 1805 года измотанная и оголодавшая колонна достигла намеченной цели, окрестностей портового города Дерна. За время марша "армия" значительно возросла. По пути Итон активно вербовал воинов из нищих кочевых племен,  присоединилось к нему и немалое число триполитанцев, прознав, что среди войска находится "законный" претендент на трон. Но всё решали, конечно же, американские деньги, на которые Итон не скупился.
Когда 25 апреля он подошел к Дерне, в его распоряжении находилась уже 500 пеших арабских наемников, 100 - европейских и 150 кавалеристов, которыми командовал Хамет Караманли.
Численность войск бея Юсуфа, оборонявших Дерну, не известна. Как и вообще численность триполитанской армии. Такой попросту не было. На время войны в Триполи собиралось ополчение. Только личная гвардия Юсуфа (телохранители) служила на постоянной основе. Правда, после того, как Наполеон вторгся в Египет и разбил мамлюков (1798—1801 г.), Юсуф, напуганный этими событиями, пытался создать что-то вроде регулярного войска, освободив некоторое число мусульман-рабов и сформировав из них несколько отрядов, наподобие знаменитых турецких янычар. Но по боевым качествам они конечно не могли с ними сравниться, у них не было ни традиций, ни славных боевых побед в прошлом. Это были просто вчерашние рабы, которым вручили оружие, причем самое примитивное. Общая численность армии Триполи того времени оценивается историками в 20 000. Но, понятно, что это были не регулярные войска, это  возможная цифра ополчения, которую он мог собрать под свои знамена, и то - чисто теоретическая.
Сосредоточить такое войско в одном месте паша явно не мог.
Скорее всего Дерну оборонял совсем не большой отряд, а сама крепость, защищавшая город, была устаревшим средневековым укреплением, давно пережившим свой век.
Итон не стал терять времени даром. Бэррон не подвел и три корабля, правда самого мелкого класса, шхуны: "Аргус", "Хорнет" и "Наутилус" - прибыли к месту рандеву, блокировав город с моря. Часть пушек с "Наутилуса" перевезли на берег и установили на скалистом холме, откуда они могли обстреливать крепость. Армию Итон оставил за холмом - ждать приказа. Отряд кавалерии под предводительством Хамета Караманли отправили в обход, чтобы перекрыть гарнизону путь к отступлению.

Штурм американцами Дерны - на первом плане художник изобразил морских пехотинцев


27 апреля пушки открыли огонь по крепости. Одновременно корабли вели обстрел города с моря.  Американцы целили в ворота цитадели, которые вскоре были разбиты. Тогда Итон скомандовал общую атаку. Его пестрая армия бросилась на штурм. 
В авангарде наступал "иностранный легион" - 100 европейских наемников, которыми командовал  О' Бэннон - сам он шел впереди с развернутым  американским знаменем в руках, плечом к плечу со своими семью морпехами.
Два из них были убиты, один ранен, пока штурмующие достигли ворот. Как только американцы ворвались внутрь и захватили стоявшие на стенах пушки, развернув их жерлами внутрь, гарнизон начал покидать крепость и разбегаться. Дерна пала и О' Бэннон водрузил над ней звездно-полосатый флаг.
Так он тоже вписал свое имя в историю и навечно - в списки современного корпуса морской пехоты США, как один из его родоначальников.
Падение Дерны не на шутку обеспокоило пашу Юсуфа. Сначала он попытался отбить ее: с 13 мая по 2 июня его мусульманское ополчение пыталось атаковать крепость, но быстро отступило, принявшись грабить окрестности. Контратака, предпринятая Итоном, окончательно отбросила берберов от города.
Больше триполитанцы не пытались проявлять активность. Итон же, вместе с верным О'Бэнноном, начали приготовления к походу на Триполи, до которого оставалось каких-то 100 миль. Их многоязыкая "армия", вдохновленная удачными боями, аккуратно получавшая довольствие и деньги, отъевшаяся на запасах Дерны, да еще мечтая поживиться награбленным в Триполи, теперь не роптала, напротив - рвалась в поход.
Но неожиданно в лагерь Итона прибыл курьер от коммодора Бэррона с известием... о заключении мира между Триполи и США.
Пока Итон штурмовал Дерну, пока воины и с той, и с другой стороны клали свои жизни на поле брани, консул Тобиас Лир тоже не дремал, вынашивая свой план урегулирования триполитанской проблемы, и, безусловно, личной политической карьеры. Через нейтрального испанского посла в Триполи он постоянно сносился с Юсуфом Караманли, предлагая различные варианты заключения мира. Вопрос, собственно, заключался только в деньгах: сколько США готовы заплатить за освобождение пленных, мирный договор и безопасность судоходства для торговых судов. Поначалу бей по привычке еще пытался торговаться,  требуя за все эти пункты 200 000$, но известие о том, что Итон с  наемниками и Хаметом, готовым занять его трон, уже собирается выступить к его столице, сделало бея на редкость сговорчивым. Сошлись на достаточно скромной сумме в 60 000$.
И 10 июня 1805 г. договор о мире был спешно подписан. Лир мог торжествовать. Войну закончил он, не Бэррон  и не Итон, дипломатия оказалась сильнее пушек.
Но если рассудить по совести, Лир ни за что бы не преуспел, если бы у Дерны не стояла победоносная, готовая к маршу на Триполи, наемная армия Итона.
Сам Итон был ошарашен таким известием. Ему пришлось распустить свое, уже успевшее пожать плоды первой победы, многонациональное, с таким трудом собранное, воинство, а несостоявшийся претендент на трон, Хамет, в большой спешке бежал обратно в Египет, вполне резонно полгая, что брат не просит ему такой дерзости. После чего о нем никто уже никогда не вспоминал. Правда, бей Хамет оставил все таки оставил о себе очень своеобразную память - за храбрость при штурме Дерны он подарил О'Бэннону свой личный меч с прямым лезвием. О'Бэннон так и ходил с ним до конца своей службы, а затем кому-то в военном департаменте США пришло в голову увековечить этот реликт, и с тех пор и по сей день изящный прямой клинок остается частью парадной униформы офицера американской морской пехоты.
Еще надо добавить, что, хотя Лир и заключил мир, более-менее приемлемый для США, этот мир был очень хрупок и не надежен, как вообще не надежно любое соглашение с морскими разбойниками. Этот мир длился не долго.
Так закончилась война США с берберийскими пиратами, первая война, которую Америка вела за своими пределами. Вела не ради мифического "спасения демократии", а в силу навязанных ей обстоятельств. В ней было все: и подвиги, и позор, и интриги, и бюрократизм - словом, все как любой войне. Для тех, кто сражался в ней, погибал, рисковал жизнью - простых матросов, солдат, офицеров - она была настоящей, не опереточной войной
, оставив на страницах посвященных ей книг как имена ее героев, так и антигероев.

ЭПИЛОГ. ВТОРАЯ ВОЙНА С БЕРБЕРИЙСКИМИ ПИРАТАМИ. КОНЕЦ ПИРАТСТВА.
В историю описанная нами война вошла как Первая война с берберийскими пиратами. Потому что была еще и вторая. Но поскольку она оказалась столько скоротечна, то мы лишь кратко коснемся ее, чтобы завершить нашу, несколько затянувшуюся эпопею.
Все описанные выше события происходили на фоне разгорающихся наполеоновских войн. Европе была как извергающийся вулкан, воевали практически все. Искры этого пожара долетели и до США, которые в силу ряда причин вновь оказались втянуты в военный конфликт. Не с кем-нибудь, с могучей Англией. Англо-американская война, получившее название "Война 1812 года", вынудила Штаты спешно отозвать все свои военные корабли из Средиземного Моря. И берберийские пираты, ощутившие возникший здесь военный вакуум, вновь стали совершать свои нападения, не только на американские, но и суда других наций.  В этот раз угроза исходила уже не из Триполи, а главным образом из Алжира, захватившего в заложники для выкупа более 500 европейцев.
Однако сразу после подписания мира между США и Великобританией, в 1815 году, в водах Средиземноморья вновь появилась мощная эскадра под звездно-полосатым флагом.
В этот раз коммодором был назначен решительный молодой герой Первой войны - Стивен Дикейтор. В его распоряжении находились 3 тяжелых
фрегата: 44 -х пушечный "Гвиррайер"  - "Воинственный" (Guerriere или Guerrière - трофейный ), на котором держал флаг сам Дикейтор, кроме него:"Констеллейшн", "Македония" и 6 мелких судов - бриги, шлюпы и шхуны.
В июне 1815 года недалеко от Кипра у мыса Кэйп Гэйт флотилия встретилась с алжирским фрегатом "Месудие" под командованием "адмирала" Хамид-Рейса. Тот пытался спастись бегством, но американцы настигли его и навязали бой. Хамид Рейс храбро сражался, пока не был убит, а его корабль - захвачен. Тогда же был захвачен еще один пиратский корабль- бриг "Эстеидо". Попытки алжирского бея - выдвинуть требования о выкупе и ежегодных платежах о свободе судоходства были решительно отвергнуты - 27 августа 1816 года американская эскадра 9 часов непрерывно бомбардировала алжирскую столицу с моря.

Американская эскадра в Средиземном море -  художник Мишель Корне 


В том же году бей Алжира подписал мир, отказавшись от каких-либо денежных претензий к США. Больше американцам не приходилось слать экспедиции к Варварскому Берегу и платить унизительную дань берберийским корсарам.
А вскоре сами страны Магриба перестали существовать. Высвободив силы после Наполеоновских войн, европейские государства принялись беспощадно преследовать пиратов.  В 1830 году Франция оккупировала Алжир и Тунис, превратив их в свои колонии, а Марокко объявила "сферой своего влияния".
И хотя это крошечное государство все же сохранило независимость, пиратский промысел оно больше не практиковало.  Что касается, Триполи то оно вошло в состав Турецкой империи.
Пиратские государства - этот экзотический и зловещий пережиток мрачного Средневековья,  прекратили свое  существование.

(Часть-3-я из 3-х.  Часть -1, Часть -2.
)

Александр Морозов. Москва. 22 апреля - 5 мая 2012 г.,
по зарубежным источникам.
Текст авторский, оригинальный.

Военно-исторический архив internetwars.ru

Об авторе:
Александр Морозов, журналист, писательМорозов Александр Валентинович, родился в 1957 г.
Окончил факультет журналистики МГУ. Работал в различных московских СМИ, долгое время возглавлял международный отдел газеты "Московский комсомолец" (MK). Писатель.
Учредитель и редактор сайта internetwars.ru

История очерка:
В 2001 г. с группой российских журналистов я побывал в США - после атаки 11 сентября. Мой американский коллега, Майкл Нельсон, с которым мы ранее переписывались по интернету, зная мою страсть к военной истории, решил сделать мне подарок и свозил на своей машине в Балтимор. Там я увидел чудо - фрегат XVIII века "Constellation", сохранившийся до наших дней. Бродя по его палубе, я впервые услышал о "Войне с берберийскими пиратами", для которой он был построен. Еще тогда я хотел написать очерк об этом карликовом военном конфликте, но очень долго да этого не доходили руки и литература, которую я привез из США с собой, пылилась в моих "запасниках".
И только теперь появилось время все же воплотить давнюю идею.
Очерк этот я посвящаю своему другу и соратнику по перу Владимиру Полковникову, без которого не было бы нашего сайта internetwars.ru, где я и публикую это историческое эссе.

Авторские права:
© Александр Морозов. Использование материала - только с разрешения автора.

 

Быстро купить мобильный телефон samsung на сайте компании Олл-ок.