-

Книги и очерки Александра Морозова

Подводная лодка U-405. Атлантические конвои: SC 121, HX 227, ON 207. "Волчьи стаи": Trägertod, Westmark и Siegfried. Гибель транспортов Wade Hampton и Bonneville. Битва за конвой ON 207: U-405 против USS Borie.


Группа автора
"В контакте!"
Отзывы, общение


ВСЕ ОЧЕРКИ АВТОРА
Военно-исторические очерки Александра Морозова на internetwars.ru
На главную страницу раздела


ПОДВОДНАЯ ЛОДКА U-405. ЧАСТЬ-II                      (см. часть 1)
U-boat, Атлантические конвои, волчьи стаи, серые волки кригсмарине
Тактика "волчьей стаи" предполагала, что лодка, первой обнаружившая конвой, должна не атаковать, а лишь передать его координаты и только, когда "стая" соберется, начнется общее нападение. Лодкой, первой обнаружившей SC 121, оказалась U-405 капитана Хоппмана. Послав своим сигнал, она стала ждать, пока группа Westmark развернется для атаки, в то время как Ostmark должна была перехватить конвой на следующем этапе его пути.
Атлантика, поначалу спокойная, заштормила, ледяной норд-вест принес снежный шквал. Под его прикрытием "волчья стая" начала рвать на части свою жертву: 7 марта под удар торпеды попал транспорт "Египет". Пытаясь спасти выживших, ему на помощь пришло другое судно, "Эмпайр Импала", и тут же разделило его участь. Оба экипажа погибли.
Кораблям охранения удалось ненадолго отогнать хищников, но они продолжали виться вокруг, выискивая новую поживу.

АД В ОКЕАНЕ: ГИБЕЛЬ ТРАНСПОРТА "БОННЕВИЛЛЬ"
В числе других кораблей в составе SC 121 был один командный, норвежский сухогруз "Бонневилль". На нем держал свой штаб коммодор конвоя Гарри Чарльз Бирн.
Слева по борту от "Бонневиля", в 600 метрах, зарываясь носом в волны, шел другой транспорт, американский "Малантик".
Опускалась ночь. В радиорубке "Бонневилля" дежурил старший радист Аксель Рём. Судовой хронометр показывал 21:25, когда внезапно во мраке, с той стороны, где находился "Малантик", блеснула вспышка и донесся глухой раскат взрыва. Судно стало тонуть, посылая сигнал SOS. Приняв сигнал бедствия, Аксель Рём продублировал его по конвою. Вскоре его смена закончились и он направился в кают-компанию, где стал обсуждать с другими офицерами судьбу несчастного "Малантика".
Транспорт "Бонневиль" (Bonneville), потоплен подводной лодкой U-405
Битва за Атлантику, convoy  SC 121, U-405, подводные лодки рейха
В этот момент корпус "Бонневилля" содрогнулся от чудовищного удара - это была торпеда с U-405!
Для корветтен-капитана Рольфа-Хейнрика Хоппмана и его команды это был счастливый миг - вот уже второй корабль добавился на их боевой счет.
Для тех же, кто находился в тот момент на "Бонневиле", разверзся ад.
Рёма швырнуло на переборку и он упал, а когда поднялся на ноги, "Бонневилль" уже погружался. Аксель бросился в рубку, где должен был находиться по аварийному расписанию. Там он нашел своего сменщика, Брайна Льюиса, тщетно пытавшегося дать сигнал бедствия - рация не работала. Льюис попросил подменить его, пока он сходит одеть спасательный костюм. Получив согласие, Льюис выбежал из рубки, больше Рём его не видел.
Повозившись с испорченной рацией и ничего не добившись, Рём решил спасаться сам.
Судно кренилось на борт. Выбравшись на палубу, Рём увидел шлюпку и несколько человек в ней, готовую отвалить от борта. Судно уже осело так низко, что борт шлюпки оказался вровень с поручнями, Аксель просто перешагнул в неё с палубы.
Но тут налетела волна и шлюпку опрокинуло вверх дном все, кто в ней находились, оказались под водой. Спасательный жилет вытолкнул радиста на поверхность. Из тех, кто ранее находился с ним в шлюпке, рядом никого не было видно. Он уже приготовился к худшему, как новая волна подняла его и понесла куда-то, пока он не ощутил под ногами что-то твердое.
Волна схлынула и, к своему изумлению, радист обнаружил, что она вынесла его обратно на палубу "Бонневилля"! Несколько человек бежали по ней к пустой шлюпке, дрейфовавшей у кормы. Кашляя и выплевывая воду, Рём присоединился к ним.
Схватившись за весла, им удалось отгрести от тонущего корабля. То тут, то там во мраке, среди вздымающихся волн, мигали красные огоньки на жилетах моряков, которым не так повезло, доносились крики о помощи, а какой-то тонущий офицер, захлебываясь в воде, стрелял из пистолета в воздух, в тщетной надежде привлечь к себе внимание. Но Аксель и его товарищи напрасно гребли веслами, пытаясь спасти хоть кого-то, все тщетно - океан беспощадно поглощал жизни, а вскоре и "Бонневилль" исчез под водой.
О том, что с ним произошло дальше, Аксель Рём позже рассказал на слушаниях специальной военно-морской комиссии:
"В лодке было ведро, и мы отчаянно черпали им воду, но все было бесполезно, она все прибывала и заполнила шлюпу под самый планширь. Видимо баки плавучести были пробиты и мы бросили это бесполезное занятие.
Очень быстро нас стал убивать холод. Второй инженер был первым, кто всего за три часа замерз до смерти, на нем было меньше всего одежды. Примерно через час после этого скончались также старший офицер и плотник. Все они по-разному пытались согреться, но это было бесполезно.
Примерно в 05:00 спасательное судно заметило красный огонек на моем спасательном жилете и подобрало меня. Мой резиновый костюм был порван и полон воды, но все равно он согревал меня, только поэтому я и выжил..." *
Когда Акселя Rёма поднимали на палубу спасательного корабля "Эбби Мерлоуз" он оставался единственным выжившим в полузатопленной шлюпке. Из экипажа "Бонневилля" спасти удалось только семерых, остальные 37 погибли и среди них - коммодор конвоя Бирн вместе с несколькими своими офицерами.
В штабе Дёница по такому случаю откупоривали шампанское - охота прошла на редкость удачно - союзники потеряли 12 транспортов, свыше 50 000 военных грузов, а все "волчцы" благополучно вернулись в родную гавань - порт Сен-Назер на оккупированном французском побережье.

"ИДЕТ ОХОТА НА ВОЛКОВ, ИДЕТ ОХОТА..."
самолет-амфибия, Сандерленд, U-boat, Атлантические конвои, WW II

Британский "Сандерленд" атакует немецкую U-boat
В числе отмеченных наградами и поощрениями был и капитан Хоппман, он вырос в звании, теперь стал фрегаттен-капитаном, получил второй Железный крест. Офицеры и моряки его команды также были осыпаны наградами и поощрениями, каждый - согласно рангу.
Но засидеться на берегу не пришлось - уже в мае U-405, пополнив боезапас и топливо, вновь вышла в море.
С этого момента, однако, ее стали преследовать неудачи - 4 мая 1943 года, всего через два дня после выхода из базы в Сен-Назер, лодка была атакована в Бискайском заливе британским самолетом "Галифакс", сбросившем на нее три бомбы. Тут надо пояснить, тем, кто мало сведущ в теме, что в силу слабости своих технических возможностей, подлодки того времени погружались лишь на время выхода на цель, атаки или, спасаясь от эсминцев. В походе же они шли в надводном положении.
U-405 получила повреждение, причем оно не подлежало ремонту в открытом море. Это вынудило капитана Хоппмана, прервать плавание. При возвращении домой, 18 мая, недалеко от мыса Финистерре U-405 была вновь атакована, на этот раз - самолетом-амфибией "Сандерленд", однако лодка сумела уйти на глубину спешным погружением.
Общие повреждения оказались столь серьезными, что U-405 на целый месяц встала на ремонт, ее экипаж получил долгожданные отпуска. Только в августе 1943 года она вновь покинула базу, но и то, лишь для отладки механизмов, совершив два коротких выхода в море по 3 дня каждый.
В новый боевой поход лодка вновь вышла 10 октября, направившись в северную Атлантику. Первые две недели плавания в режиме свободного поиска подводникам Хоппмана не принесли никаких сюрпризов. Разве что на борту, скромно, насколько это позволяла обстановка, отметили юбилей - U-405 провела в походах уже 200 дней!
Да, черт возьми, "серые волки" Хоппмана и вправду могли считать себя везучими, не каждая немецкая лодка доживала до такого возраста. За это время U-405 превратилась в матерую волчицу, а ее экипаж из желторотых курсантов - в сплоченный боевой организм, единый со своим подводным кораблем. 
Но за это время и на театре морской войны многое изменилось, череда громких и кровавых побед "волчьих стай" подходила к концу. Переломным стал сентябрь 1943 года, когда "волчья стая"  "Шлиффен" (14 боевых единиц) напала у Британских островов на сдвоенный конвой ONS 20 и ON 206, всего 114 транспортов и 11 кораблей охранения. Конвой прикрывала береговая авиация. С 15 по 18 октября "волчицы" Дёница тщетно кружили возле столь лакомой цели, но не смогли причинить ей сколько-нибудь заметный ущерб. Немцы потеряли 7 субмарин, потопив при этом всего один транспорт. Большинство подлодок были уничтожены авиацией.
Это был полный разгром, однако в высшем командовании кригсмарине приписали его недостаткам планирования операции. Там еще не осознали, насколько изменилось соотношение сил на море. Разведка сообщала о еще трех крупных конвоях, находившихся в Атлантике, в том числе об ON 207, покинувшем Ливерпуль 18 октября.
Для его перехвата спешно сформировали новую ударную группу - "Зигфрид" (
Siegfried) из 18 субмарин. Из-за недавних больших потерь набирали их с миру по нитке: на базе в Сен-Назер находились лишь несколько лодок, готовых немедленно выйти в море. В строй срочно ввели 8 новых U-boat с неопытными экипажами, вызвав их с тыловых баз в Норвегии, где они обучались. Остальные были остатками группы "Шлиффен" и лодками, уже находившимися в Атлантике, в том числе и U-405. Последние испытывали острую нехватку топлива и прочих припасов.
Чтобы дозаправить их, немецкое командование выделило 3 вспомогательных транспортных лодки-танкера типа U-boat XIV - моряки называли их "дойными коровами" - в сопровождении одной боевой, U-256, c усиленной системой ПВО. "Коровы" также несли сильное зенитное вооружение, но не имели торпедных аппаратов.
Но и британская  разведка не дремала. О формировании группы "Зигфрид" стало известно. Союзники переиграли Дёница, решив использовать ON 207, как приманку. С этой целью его прикрытие усилили: на начальном этапе пути, пока он находился в черте действия береговой авиации, конвой, насчитывавший 52 транспорта, сопровождала оперативная группа C-1 контр-адмирала Барнетта из 9 кораблей. В море ее должны были встретить еще две эскадры: контр-эдмирала Греттона и капитана Уолкера, это еще 8 боевых кораблей и эскортный авианосец "Трэйкер".
Помимо этих сил дальнее прикрытие в океане обеспечивали два оперативных номерных соединения, 21.11 и 21.14, сформированных вокруг эскортных авианосцев "Блок Айленд" и "Кард".

БИТВА ЗА КОНВОЙ ON 207
Art, U-boat, северные конвои, битва за Атлантику, USS Borie

Немецкие U-boat в Атлантике. Художник -
Geoff Hunt
В тот октябрьский месяц 1943-го года воды вокруг Британских островов буквально кишели кораблями и самолетами береговой авиации, готовыми атаковать волчью стаю  "Зигфрид", которая заглотила подброшенную ей наживку. Всего за три дня, с 23 по 26 октября, самолеты союзников, базировавшиеся на береговых аэродромах, словно крылатые пираньи, покромсали атаками с воздуха и пустили на дно 2 субмарины. Еще одну потопили спустя три дня эсминцы.
Решающие события разыгрались в последующие дни. Сильно потрепанная, "волчья стая" Siegfried все еще пыталась вонзить зубы в ON 207, до сих пор избегавший потерь и уже углубившийся в Атлантику. Но все попытки даже подобраться к конвою эффективно пресекались, его теперь прикрывали оперативные группы 21.11 и 21.14.
Взлетевшие с их палубы "эвенджеры" и "уайлдкэты" носились над волнами, высматривая, не мелькнет ли там узкий, длинный, как лезвие боевого ножа, силуэт немецкой U-boat.
Укрыться от авиации в открытом море было сложно и "серые волки" продолжали погибать: 28 октября воздушный патруль  с авианосца "Блок Айленд" заметил идущую в надводном положении лодку U-220, атаковал ее и потопил. Пилотам сопутствовала редкая удача, уничтоженная U-220 была не обычным подводным охотником, а минным заградителем океанского класса, тип X (XB), самой крупной из субмарин, когда-либо построенных на верфях Третьего рейха. Это был ее первый и последний поход, начавшийся очень успешно - лодка установила минное поле у берегов Канады, на котором подорвались два корабля, американский "Дилайсл" и британский "Пинолвер". На обратном пути через Атлантику субмарину, располагавшую также и торпедным вооружением, перенацелили на конвой ON 207. Пытаясь выйти на рубеж атаки, лодка и угодила под бомбежку, погибнув на 51-й день своего затянувшегося плавания.
Еще через два дня авианосное соединение союзников вновь добилось успеха: 31 октября в разное время "эвенджеры" обнаружили и атаковали еще две U-boat. Одна, U-91 капитана Хейнца Валкёрлинга, успела нырнуть и уйти, прекратив преследование конвоя, но U-584 Иоахима Дика, засыпанная обычными и глубинными бомбами, погибла.
После этой потери из всей "стаи" оставались лишь 2 лодки, еще имевшие шанс выйти на цель: U-405 капитана Рольфа-Хейнрика Хоппмана и вспомогательная лодка U-256, сумевшие приблизиться к цели достаточно близко. Обе подлодки, идущие в надводном положении, были замечены на радарах оперативной группы союзников 21.14. Всего группа состояла из 5 кораблей: флагмана, авианосца "Кард", эсминцев "Гофф", "Бэрри", "Бори" и корвета "Корэйдж". Командовал соединением капитан 1-го ранга
Арнольд Исбелл, он же и капитан "Карда".
Исбелл не мог знать, сколько еще лодок рыскает вокруг, поэтому, опасаясь оставить свой авианосец без должного прикрытия, выделил на поиски лишь один эсминец - "Бори".

ВОЛЧИЦА И ВОЛКОДАВ. ДУЭЛЬ В СЕВЕРНОЙ АТЛАНТИКЕ
Четырехтрубный эсминец класса Clemson, война в Атлантике, Вторая мировая
Четырехтрубный эсминец класса Clemson, таким был эсминец "Бори" (Borie) капитана Чарльза Г. Хатчинса
Как и оба других эсминца в эскадре Исбелла, USS Borie, спущенный на воду в 1919-м, был "старичком" класса Clemson, в строю находился уже 24-х года. Подобные ему "четырехтрубники" массово сходили с американских верфе
й в начале своего века. Конструировались они под совершенно иную морскую доктрину, чем объясняется наличие большого числа торпедных аппаратов: по два трехтрубных на каждому борту, всего - 12 торпед в одном залпе. С таким вооружением эсминец мог потопить линкор.
Но времена изменились - враг теперь прятался под водой, корабль такого типа почти не имел шанса воспользоваться своим главным калибром, четырьмя 102 мм. и одним  76 мм. орудиями, а уж торпедами и подавно. Не удивительно, что на "четырехтрубники" командирами назначали самых молодых офицеров, а кто постарше и поопытнее получали в командование корабль поновее. Не был исключением и командир Borie - тридцатилетний Чарльз Г. Хатчинс. До сих пор ни корабль, ни его капитан еще не участвовали в настоящем морском бою.

Океан, как обычно в это время года, ворчал и хмурился - ветер, силой 6 баллов, поднимал четырехметровые волны, когда "Бори", пыхтя всеми своими архаичными трубами, прибыл в опасный квадрат. Еще не стемнело, когда на эсминце установили сначала радиолокационный, а затем и визуальный контакт с противником. Это была вспомогательная U- 256, обычная U-boat класса VII, но с конструктивными особенностями. Ее задачей в группе "Зигфрид" являлась защита "дойных коров" от атак с воздуха, для чего лодку буквально утыкали зенитными пулеметами. Но сейчас все было брошено против коновая ON 207 и U- 256 тоже торопилась на перехват.
Заметив угрозу, лодка погрузилась и начался классический танец смерти, в котором партнеры делали па и пируэты, пытаясь перехитрить друг друга. "Бори" сбрасывал глубинные бомбы, а U- 256 маневрировала, пытаясь уйти от них. Всего эсминец произвел три атаки: после первых двух лодка всплыла, но тут же снова ушла под воду. Ринувшись за ней, "четырехтрубник" сбросил третью серию бомб. После того, как огромные купола воды на поверхности, вызванные подводными взрывами, осели, наступило безмолвие, а волны покрылись масляными нефтяными разводами. Все указывало на то, что субмарина потоплена, о чем капитан Хатчинс доложил по радио на "Кард", а сам отправился на поиски второй лодки.
На самом деле U- 256 была повреждена, но не погибла, она замерла в в глубине в режиме тишины, а позже благополучно вернулась на базу.
На экране радара эсминца был отчетливо виден еще один контакт, примерно в 26 милях от того места, где Borie находился, покончив с первой подлодкой. Эсминец направился туда. Около двух часов ночи он оказался на месте. Наступило 1 ноября 1943 года. В полном мраке капитан Хатчинс мог полагаться только на приборы и на прожектор.
Лодкой, за которой сейчас охотился "Бори", была U-405. При приближении врага она немедленно ушла на глубину, но "четырехтрубник", словно ищейка, почуявшая след, уже не отставал, используя для поиска сонар. Скоро немцы услышали над собой шум винтов, затем в воду полетели глубинные бомбы.
Одна из  них накрыла цель, лодка экстренно всплыла, причем совсем не далеко от своего преследователя, в каких то 300-400 метров, что стало неожиданностью для американцев. Но, если те и замешкались, то лишь на мгновение и на волнах начался классический морской, артиллерийский, бой, в котором "Бори" располагал несомненным преимуществом, чем он и воспользовался, открыв огонь своим главным 102-мм. калибром.
Но и команда U-405 сумела эффективно использовать свой козырь - палубное 88-мм. орудие. Взять точный прицел мешало сильное волнение, в пляшущем луче прожектора немецкая лодка то появлялась, то исчезала, и тогда комендоры эсминца палили на вспышки выстрелов, а моряки U-405 - на свет прожектора. При всех этих сложных природных помехах эсминец добился попадания в рубку подлодки, а матросы Хоппмана  вогнали по снаряду в корпус и в мостик эсминца.
Война в северной Атлантике, U-405, USS Borie, конвойные войны
Смертельный поединок между U-405 и эсминцем USS "Бори" (Borie).
Оба корабля задействовали всю свою огневую мощь, включая пулеметы. Незадолго до похода на Borie установили две 20 мм. эрилконовские пушки, а U-405, как и другие U-boat, из за возросшей опасности воздушных атак, получила счетверенный зенитный Flak 38, тоже калибра 20 мм., и такой же, только одиночный - на носовой части. Но выстрелы от зенитных пушек только выбивали дробь из металла, до сих пор оба экипажа не несли потерь.
Субмарина отчаянно маневрировала. Для ее команды этот бой был вопросом жизни или смерти, причем, почти без шансов, в центре Атлантики она не могла рассчитывать на помощь, только на свои силы. За Borie же стояла мощь всего оперативного соединения, к которому он принадлежал, находившемуся всего десяти милях от места схватки.
В какой-то миг корабли оказались настолько близко, что Хатчинс решил использовать древнейшее морское оружие - таран. Эсминец дал полный ход и рванулся вперед.
До этого момента на авианосце "Кард" были в курсе, что "Бори" ведет бой с субмариной. Однако связь вдруг прервалась. Несколько часов в эфире царило полное молчание. Наступило хмурое утро 1 ноября. Наконец, радист "Карда" поймал сигнал бедствия с позывными "Бори". Сигнал шел от аварийного маяка, работавшего в автоматическом режиме. Стало ясно, что эсминец в беде, но капитан 1 ранга Арнольд Исбелл и без того уже выслал на его поиски несколько воздушных патрулей. Один из них обнаружил "Бори", передав его координаты.
Корабль дрейфовал, сильно осев на нос, машины его не работали. С высоты эсминец выглядел, как потревоженный муравейник, по всей его палубе копошились матросы, облепив какие-то ящики и агрегаты, которые они выволакивали из люков и один за другим сбрасывали на воду - команда вела борьбу за плавучесть.
Капитан Хатчинc совершил ошибку, решив таранить субмарину. Казалось бы, острый форштевень эсминца должен разрезать хрупкий корпус лодки, как бритва. Но, во первых, капитан U-405 не собирался ждать, когда это произойдет и начал маневр уклонения. Вмешалась и стихия, волна ударила эсминец в борт, он накренился и вместо того, чтобы таранить лодку под прямым углом, навалился на нее, так, что корабли сцепились, на время образовав единое целое.
При этом произошло нечто, чего американский капитан никак не ожидал - нос эсминца смялся, как бумажный, в то время, как корпус U-405 не получил сколько-нибудь серьезных повреждений. Хатчинс не учел, что корпуса и шпангоуты немецких субмарин делались из особо прочной, очень толстой стали, способной выдержать давление на большой глубине, более прочной, чем корпус его собственного корабля. "Бори", словно бульдог, вцепился в свою жертву, но не в состоянии оказался прокусить ее жесткую шкуру.
Столь необычный поворот событий ошеломил обе команды. В таком положении эсминец не мог использовать свои пушки. Их артиллеристы, не зная что еще предпринять, стали хватать еще горячие стрелянные гильзы и бросать их в немцев.
И все же у "Бори" оставалось преимущество - его высокий борт защищал команду от выстрелов подводников, в то время, как оба его 20 мм. "эрликона" несколькими очередями буквально смели с открытой палубы U-405 все живое, уничтожив орудийный расчет 88 мм. орудия и пулеметчика, стрелявшего из носового Flak 38. Смельчаки из команды подлодки, пытавшиеся заменить своих погибших товарищей, не успев сделать несколько шагов от рубки, падали за борт, скошенные этим градом свинца.
Новая волна, накатившись из мрака, оторвала волкодава от не способной защищаться волчицы и у нее появился шанс. 
Лихорадочно маневрируя, Хоппман стал уводить U-405 в спасительную темноту. Видя, что враг ускользает, Хатчинс один за другим разрядил торпедные аппараты, выпустив все свои многочисленные торпеды. U-405 также пыталась использовать свое главное оружие, столь же безуспешно - все "рыбки" бесследно сгинули в толще воды. 
Был, наверное, миг, когда на U-405 посчитали, что они спасены, лодка была на ходу, а эсминец, с его сильно поврежденной носовой частью, едва двигался. Однако Borie получил, наконец, возможность вновь ввести в действие свою 102 мм. артиллерию. Один из снарядов нашел свою цель. Это попадание стало фатальным - U-405 стала тонуть:
"Измученные фашисты выпустили ракету, чтобы показать, что они сдаются. Когда «Бори» навел прожектор на лодку, то стало видно, что немцы прыгают в резиновые лодки, а субмарина погружается".**
Желтые резиновые лодки было хорошо видны в луче прожектора с борта эсминца. Всего в них насчитали 14 человек, в том числе - 1 офицер, возможно сам Хоппман, которого отличала его белая фуражка. Было видно, как затонула и сама лодка, ушла в воду, высоко задрав нос.
Что стало с этими немцами в резиновых шлюпках? Об этом американские историографы не упоминают.  Предположение, что разъяренные моряки с Borie могли расстрелять спасавшихся гитлеровцев или протаранить корпусом их суденышки, наверное, сочтут нетолерантным. Официальная история гласит, что с лодки выпустили вторую ракету, которую Хатчинс счел сигналом для другой лодки. По общепринятой американской версии, "Бори" спешно покинул поле боя, уходя прочь противолодочным зигзагом. Но историю, как известно, пишут победители, представляя себя в наиболее выгодном свете.
Когда бой прекратился, Хатчинсу доложили, что корабль тонет, вода поступала через большую пробоину в носовой части - следствие столь опрометчивого тарана. Скоро оказалась затопленной энергетическая установка, оставив корабль без электричества. Связь с эскадрой прервалась, лишь через несколько часов механики смогли включить аварийный буй. Машины тоже встали. "Четырехтрубник" потерял возможность двигаться и беспомощно дрейфовал в бурном море.
Пока самолет с "Карда" обнаружил пропавший эсминец, Хатчинс принимал безуспешные меры, чтобы спасти корабль. Утро моряки встретили, сражаясь со стихией. В ход пошел даже такой старинный морской прием, как облегчить судно, сбросив в воду все лишнее. Команда "Бори" лихорадочно опустошала трюмы, избавляясь от запасов продовольствия, затем дошла очередь боеприпасов - все полетело за борт, оставили лишь по нескольку снарядов на орудие. Ничего не помогало.
Помощь тоже пришла не сразу. Час шел за часом,  наступил вечер 1 ноября, вновь стало смеркаться, прежде чем к месту катастрофы прибыли два другие эсминца, "Гофф" и "Бэри", однотипные с "Бори", такие же "четырехтрубники". Океан бурлил и, казалось, гневался на людей, волнение и ветер усиливались, так что подойти и снять с борта экипаж не представлялось возможным. Оставалась только одна надежда, на шлюпки. Рассвирепевшая стихия опрокидывала их, моряки вплавь пытались добраться до дружественного борта и погибали в волнах. Во время боя с U-405 "Бори" не понес потерь, если не считать несколько раненых. После эвакуации не досчитались 24 человек..
Что удивительно, но оставленный своей командой эсминец не желал тонуть. Его пытались торпедировать, расстрелять из пушек, но старый морской охотник упорно держался на плаву. Пришлось вызвать "эвенджеры" с авианосца, которые и разбомбили его - в 9.55 утра второго ноября 1943 года "Бори" затонул.
Он стал единственным погибшим кораблем кораблем из всего конвоя ON 207.
В безуспешной охоте на ON 207 "волчья стая" "Зигфрид" потеряла 6 подводных лодок со всеми их экипажами.  
Обоим капитанам, Хатчинсу и Хоппману, их командование воздало по заслугам. Хатчинс за этот бой, первый и последний в его жизни, получил Военно-морской крест, вторую по значимости боевую награду США.
Рольф-Хейнрик Хоппман получил Золотой крест, разумеется, посмертно. Обстоятельства его гибели остаются загадкой. Вспоминая позже этот памятный бой, Хатчинс заявил в одном из интервью, что едва тонущая U-405 погрузилась, произошел подводный взрыв такой силы, "что его слышали даже в Берлине". Была ли это детонация торпед или кто-то из команды подорвал свой корабль - это уже из области догадок...
Говорят, что у немецких подводников были свой морской бог и свой дьявол. Если так, то, наверное, они оба сидели в огромном, обросшем ракушками, гранитном гроте со свастикой, оспаривая свои права на каждого, вновь прибывшего. Чтобы попасть туда, следовало пройти чистилище - длинную подводную пещеру, где вдоль стен стояли в ряд бледные мертвецы с кораблей, которые U-boat успела отправить на дно, прежде, чем отправилась туда сама. В их пустых, выеденных рыбами, глазницах, которыми они провожали шествие своих убийц, застыл один немой вопрос:
"Ради чего?".
Если у кого-то из экипажа U-405 остались на берегу дети, чтобы продолжить род, вряд ли их сегодняшние потомки могли бы дать на это ответ...

Александр Морозов
© Авторские права:
Александр Морозов. Москва, февраль 2020 г.

Начало очерка - Часть I

 

Об авторе:
Александр МорозовМорозов Александр Валентинович, родился в 1957 г.
Окончил факультет журналистики МГУ. Работал в различных московских СМИ, долгое время возглавлял международный отдел газеты "Московский комсомолец" (MK). Писатель. Учредитель и редактор сайта internetwars.ru

Примечание:
При работе над очерком автор использовал англоязычные источники справочного и энциклопедического характера по истории морских конвоев и "волчьих стай" в Северной Атлантике.

Подробности гибели транспорта Wade Hampton восстановлены по материалам международного сайта о жертвах конвойных войн uboat.net

* История гибели корабля "Бонневилль" восстановлена по материалам слушания военно-морской комиссии (отчет радиста Акселя Рёма), размещенных на сайте warsailors.com

Хроника морского боя между U-405 и эсминцем USS Borie восстановлена по материалам:

"The Borie’s Duel to the Death",
By Howard R. Simkin, Naval History Magazine - 2019 г.

** «Бори» топит U-405, из книги Роско Тердор: "В схватке с «волчьими стаями» (на русском).

Использованы иллюстрации из открытых интернет-источников.

© Материал написан для интернета, как просветительский проект и размещен с правами копирайта на сайте internetwars.ru.
Текст абсолютно оригинальный, авторский. Цитирование соблюдено.