Сайт о стратегиях, военном кино, истории

Текущее время: Чт дек 14, 2017 7:08 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Вулканорий. Явление Богов.
Сообщение #1  Добавлено: Сб ноя 11, 2017 7:49 pm 
Не в сети
Маэстро
Маэстро

Зарегистрирован: Пн авг 30, 2010 4:51 pm
Сообщения: 70
Откуда: Москва
Очки репутации: 91
Повысить репутацию
"Вулканорий. Хроники Потерянного Мира.

Летопись составлена достопочтимым братом Рихардом, королевским монахом-писарем, почившем в 49 году от победы над злом. Вечная ему память.....


Часть 1
Явление Богов.

Мекус.... Мир этот, как поговаривали древние невежды, издревле стоял на Трёх Китах Божественных.... Великий Кхатон, какие же нерадивыми были эти глупцы, что несли всем ложь и искажали правду. Бывало даже, что и на костре сжигали за одно упоминание о планетарной форме мира нашего, блаженного и благословенного Мекуса. Мудрецы пытались правду донести до этих церковных невежд, но те язычниками их считали и подвергали наказаньям. Сколько же мудрых мужей сложили головы ради доказательств великой правды! Сколько же храбрецов пытались сражаться с этими глупцами! Сколько же из них смерть свою нашли от рук палачей! Боже..... И помыслить страшно, что эти изуверы творили с великими учёными мужами и девами. Но только их тела подверглись бичеваньям, лишь тела, но души были спасены. И водрузили светоносные лайтерры их на колесницы свои светящиеся, и отправили прямиком к Кхатону в его благословенную обитель. Сказал же им потом Кхатон, в рай вечный попали вы за то, что истину пытались донести и храбрыми были. И вот по сему станете лайтеррами моими в райских обителях, так как не отреклись вы от веры своей и не пали духом пред глупыми созданьями, а те нерадивые звери в людском обличии, что именуют себя служителями моими, навеки будут тлеть в мирах без света и огня. И до сих пор теперь эти созданья, что людей благих жгли на кострах, осознают, насколько жуткими деяния их были. И по сей день томятся сии безумцы и убийцы в великом мраке, не знают ни света ни огня и ни тепла. Навеки прокляты они. А те мужи, что веру защищали истинно и правду доносили, лайтеррами восстали из огня. Благословен будь Кхатон, великий Бог Х`Шангара Светоносец, что нас всех создал и живыми существами вселенную населил. Благословен будь он тысячекратно на все века и времена! Благословенны будь Х`Шангара! Благословенно будь их имя!
Пожалуй, стоит мне продолжить дальше. Никто почти не ведал, как именно пришло людское племя к государственности. Уже забыты древние сказания и мифы. Но знали все, что первым государством, что из темноты восстало, было великой Лавразией. Великая несокрушимая Лавразия. Древнее могучее королевство, замки которого были высоки и прекрасны, а улицы городские полны народу и яств всевозможных. Не знало это царство голода, так как земли его плодородными были, а климат тёплым и ласковым для всякого. Потом восстали и другие царства. Фрэнконис из многих княжеств образовался, избрав единого мужа, что рыцарем великим слыл. Король Фрэнкониса мудро правил и с лавразийскими монархами дружил. Затем и Айберия с её горными землями восстала из темноты невежества и беззакония. Новое королевство образовалось в горах великих, и по сей день короли её владычествуют там и соглашенья держут с остальными. Потом и Русланд вышел на арену. Царство сие не сразу пришло к миру и согласию внутри земли своей. Вначале было много там князей, что меж собою постоянно воевали. И рати друг на друга шли, сокрушая всё на пути своём. Но кончилось это время тёмное, и к власти пришёл царь, единый и могучий, что землю ту объединил. Потом узнали все мужи и девы о новых государствах, которые возникли будто в один день. Олдавия великая и Доритай, её сосед, преодолели распри и раздоры. В Доритае каган пришёл великий к власти, а в Олдавии князья избрали нового старейшину, что взял их под контроль и опосля убил, а убивши их, объявил себя властителем единым и стал он ровней королям. Лавразия считалась величайшим из королевств материка сего. Ведь материк и назывался так. Назвал его Кхатон благословенный так. Он шёл с могучим посохом своим по землям этим в незапамятные времена, и повелел назвать он континент на севере Лавразией. Но в мире сем не только лишь один был материк. На юге так же находились земли. Ступил Кхатон великий ногой своей на земли юга, и назвал их Хоэремом. Соединил материки он эти перешейком небольшим, и перешеек этот путём являлся для торговцев и купцов. Увы... язык Х`Шангаары по сей день не ясен нам, и невозможно его разгадать никак. Но мы не будем посягать на божьи знания. Благословенны будь Х`Шангара! Благословенно будь их имя!
Про Хоэрем же не могу сказать я добрых слов. Ещё с начала времён всё время там одни конфликты разгорались. Мирно не было. За урожай боролись или за ресурсы. За женщин начинались войны, и смерть везде была. Не только люди на юге проживали, но и иные существа. Кхатон ведь населил не только человечьим родом великий Мекус, но ещё другими существами, которых создал он тогда. Нэрэны-колдуны, что взором фиолетовым славились, селения свои воздвигли к западу от их соседей. Весь запад Хоэрема подчинялся им. Догмарские владенья находились на востоке, и не было у них единства никакого у людей-собак. Усобицы сплошные да раздоры. Всё время шли там войны и конфликты. Племя на племя наступало, а род на род. А юг весь и центральные земли Хоэрема людям были отданы. И люди были там, пожалуй, пострашнее чем любые твари, из мира тьмы пришедшие. Множество конфликтов велось там, но всё же спустя какое время, единство пробудилось в них. Создали тогда царство великое, назвали его Ширвастаном. Кхатону там не поклонялись, а веру же избрали совсем иную, отличную от нашей с вами. Решили Святых Дэвам поклоняться, великим существам из света и огня. Но в книгах Светоносца ни разу не упоминались эти Дэвы, так что не верую я в них никак, прошу меня простить. На дальнем юге же власть взяли эбеновые люди, чья кожа чернее, чем смола, была. Создали они свои княжества и царства. Их много было, но известными считались Занзебар, Лагха и Гери. Чуть восточнее расположилась Незия, а позже столицу они создали, назвав её Шакартой. И город сей считалось городом великих философий и пагод многочисленных. А в Ширвастане вот довольно долго думали насчёт столицы. Вначале говорили про Джахадме-Палу, город ступ и храмов. Но после было решено столицу сделать в Амахуре, крепости великой. Город сей построен был для отражения атак догмарских псов, и слыл твердынею несокрушимой. Башни его возвышались до небес, а стены были крепкими настолько, что могли выдержать обстрел из камнемётов. Вот всё, что можно говорить про Хоэрем. Несладко было там ещё в начале дней. А что сейчас... И даже в нынешние дни живётся там сурово, неспокойно. И жизнь людей нельзя назвать счастливой.
Теперь же расскажу вам про эпоху свершений великих. И знать вы должны лишь одно. Если бы не те герои могучие, что наш мир сохранили и оставили нас всех в живых, боюсь, что ничего бы уже не было. Мир мог бы просто расколоться на куски. И наша с вами раса навеки бы погибла. Что сказал бы тогда Кхатон великий... Что бы он подумал, узнав о гибели его планеты и верноподданных его. Что молвили бы великие Х`Шангара, глядя на тысячи обломков, витавших в пространстве безвоздушном. Пожалуй, мы не будем говорить об этом более. Перенесёмся мы в период рыцаря могучего, что Родриком именовался. Родрик или Рорик. Сей рыцарь был знаком мне. Храбрым являлся мужем, и доблестью своей он нам помог. Но и не только Родрик был в то время, а ещё братья его кровные и верные друзья. Про всё я должен рассказать, пока ещё живой. Кхатон благословенный знает, что должен я поведать это вам. И он не заберёт меня обратно в миры лайтерров, пока я всё не расскажу. Благословенен будь Кхатон! Благословенны будь Х`Шангара!
Вернёмся мы в год 23-й. В ту пору великий Николай Лавразией правил. Король этот был могуч и храбр, но добротой своей славился не меньше. Дружбу Николай имел со многими властелями. И с Ширвастаном он торговый договор скрепил ещё в начале своего правления. Султан Завахар считал Николая достойным правителем. Они вместе встречались в одном из роскошных садов Амахурского дворца и вели беседы. Мудрым был султан Ширвастана, и многие из правителей материка на севере считали, что именно он положит конец давним распрям. Ведь бывало, что ширвастанцы захаживали в земли Лавразийские при оружии и чинили разбой. Случались и войны между Ширвастаном и северными царствами. Олдавия и Доритай столетия назад сдержали целую орду, присланную султаном Уразамом. Завахар же извинения принёс Николаю за все грехи и смертные деяния, что причиняли его люди множество веков. С Нэрэнами властитель Амахурский держал партнёрство и торговлю вёл. Но Николаю не сильно нравились стремленья Завухара к дружбе с колдунами. Нэрэнов многих приглашал к себе в Ширвастан султан великий и с ними множество бесед поддерживал о разных темах. Доверился Завухар колдунам из западных земель Хоэрема, прислушивался к ним. И Николай заметил, что на пользу это вовсе не пошло. У Завухара была лишь единственная жена. Звали её Фарида, и прекраснее её, пожалуй, не было на целом Мекусе. Но вот случилось горе. Роды были у неё, и умерла Фарида, оставив после себя лишь жуткого уродца. Ребёнок родился о двух головах и трёх ногах, и тотчас же заколот был. В великом горе пребывал тогда Завухар. Рвал он на себе волосы, и не знал, что и делать. Жены у него больше не было, а долгожданного наследника не появилось. Спустя время, Завухар узнал, что и у соседа его, царя нэрэнского, Аларгара, такое же несчастье случилось. Единственная супруга покинула сей мир, оставив после себя уродца. Аларгар же, как и сосед его, наказал стражам уничтожить сиё создание, что ужас внушало любому, кто на него посмотрит. Но и на этом беды земель Хоэремских не закончились.
После рождения уродцев и их убиения, наступили неурожаи. Целое лето шли дожди, и солнце вовсе не показывалось. На юге пошли наводнения, устроившие настоящие водопады в землях крестьянских. Тысячи деревень были снесены, а жители их погребены под водой. Затем на год следующий засуха пришла. Солнце светило так ярко, что на него нельзя было смотреть. Воздух был настолько горячим, что многие просто задыхались. Высохло множество озёр и рек, дающих жизнь. Гибли тысячи и тысячи людей. Тьма опускалась на Хоэрем. Множество несчастных и обездоленных ушли в пираты и грабить начали суда купеческие. Разбойников немало появлялось в лесах. На реках воцарилось ушкуйников господство. Но и не только Хоэрем постигло горе, а и Лавразию. С крайнего севера на земли Русланда и Лавразии великой спустились дикари и мародёры. Насилие творили они и людей поедали. Деревни и сёла подвергались нападениям жутких варваров. Они не просто убивали тех несчастных, а даже пожирали. Вырывали им глаза и языки. Разрезали животы и внутренние органы разбрасывали всюду. Кошмары жуткие обрушились на всех людей и их сожителей. Ещё стоит рассказать про сад, что был посажен королём Людовиком Фрэнконским. Сад сей был настолько великолепен, что множество царей и королей приезжало подивиться его красотами. Но высох он и омертвел. За одну ночь деревья просто вымерли, и даже опытные мужи-садовники никак не смогли объяснить, от чего же случилось такое горе. Многие старухи-заклинательницы, что в тихих деревнях проживали, говорить стали о порче, насылаемой из Ширвастана и земель южных. Но им никто не верил, так как не было уже войны с Ширвастаном и землями Хоэрема. Не было распрей и конфликтов. Никто не доверял старухам, принимая всех их за безумных исчадий ада. А зря.... Глупцы те были, что не услышали пророчества ведуний.
А после всех этих кошмаров пришли известия о странных колдунах. Всё началось в Нэрэнских землях, где появились первые волхвы. Волшебники сии веру проповедовали странную, возникшую, как говорили они сами, из сфер космических. Шла речь о неком новом боге, имя которого было сокрыто. Они лишь называло его Величайшим. Величайшим из Богов. Другое же было наименование его, Четырёхрогий Младенец. Они проникали не только в Нэрэнское царство, но и в иные земли. В Ширвастан они нахлынули большим потоком, собирая собственных сторонников. Обещания они сулили ложные. Говорили они жителям деревенским, что Величайший из Богов спасёт их всех, накормит и напоит. Но взамен, должны они были отречься от веры старой и признать новое владычество. Наводнили волхвы-лжеучители земли южные, подобно саранче. Особенно полно их было в землях эбеновых людей. Сумели они склонить всех смуглокожих на сторону свою. И начали дикари из Гери и Лхасы захаживать к соседям северным и избивать их до смерти. Разбои начались на юге Ширвастана. И известия эти стали проникать повсюду. Лавразия исключением не была, и вскоре туда прибыл король Людовик из Фрэнкониса. Он в гости к Николаю решил заехать и всё ему поведать сразу. Заволновался король Фрэнкониса. Забеспокоился в сердце своём. Впервые таковым его видел великий Николай Лавразийский.
Приехал Людовик сразу в Лапарну, столицу Лавразии. Николай встретил его с воинами своими у порога замка и проводил в свои покои. Рыцарей своих Людовик оставил пировать с гвардейцами его соратника. Сам же король Фрэнкониса желал поговорить с собратом с глазу на глаз. Он не оставил никого свидетелем. Даже меня, монаха, послали в замковую келью. О том, что было, я узнал лишь только опосля. Все слуги и рыцари, охранявшие обоих королей, были вынуждены удалиться. И вот уселся Людовик на кресло, обитое шкурой медведя, поправив свой камзол и шляпу с перьями. А Николай же сел напротив него. Оба выглядели поистине великолепно. Камзолы их блистали чистотой, а перья на шляпах поражали каждого красотою своей. Но не дивиться друг на друга сели великие мужи Лавразии, а для тяжёлых разговоров.
"Слышал ли ты о том, что в землях Ширвастанских творится?" - говорил Людовик могучий.
На что Николай отвечал ему правду.
"Лишь только отдалённо, друг мой. Не всюду у меня глаза и уши. Я что похож на Шката?"
Упомянул он и про Роберта, что каганом доритайским тогда стал. Роберт этот был из храбрых мужей. Он нёс в себе две крови - лавразийскую и доритайскую, и объявлял себя властителем, подобно остальным собратьям лавразийским. И шляпу он носил и начищенный камзол, и даже шпагу за поясом носил, как настоящий гранд с Айберии.
"Так вот, о Шкате ты заговорил", - продолжил фразу свою король Фрэнкониса, обращаясь к собрату своему, "Роберт мне поведал всё. Он с Ширвастаном как и ты дружбу имеет. Забеспокоился наш Роберт. Шпионы донесли ему о неладном".
"Про этих колдунов?" - мгновенно вопрошал великий Николай, "Так знаю я. Колдуны эти пускай со своим Величайшим из Богов и остаются в Ширвастане. Нас они трогать не станут. А если и станут, то мигом сжигать их будем. Я слышал про их жертвоприношения. Настоящая скверна. Но это не наши проблемы. Дела эти ширвастанские, и я не слышал, чтобы Завухар нас звал на помощь".
"Пока что он не звал", - ответствовал Людовик, "Но скоро позовёт. Колдуны эти дьявольские настраивают против султана южные владения. В Нэрэнском царстве они сумели поднять мятежи против Алларгара и насаждают веру свою повсюду. Статуи Величайшего из Богов воздвигаются на всём юге Хоэрема. Жертвоприношения свершаются ежечасно. Ужасные жрецы кладут несчастных на жертвенные столы и закалывают. Многим отрезают скальпы и головы. А кровью служители эти обмазывают себя с головы до ног. Так поступают с теми, кто отрицает Величайшего из Богов. Вот что доносят шпионы Роберта. И Роберт тотчас же приехал ко мне в Пэрис и рассказал всё лично, а затем сказал шпионам повторить их сведения, которые они добыли. Я слышал всё достаточно. Теперь же я у тебя. Говорю тебе, беда идёт к нашим воротам".
Задумался тогда великий Николай. Молчал он минуты две иль может быть и больше. Отпил он несколько глотков из фляги с брэнди из Энглиша, а затем только решился молвить речь. Долго ему пришлось продумывать все фразы. Сведения эти не внушали никакой надежды. Но он прекрасно понимал, что у Лавразии иная есть забота. Варвары с севера нападали на владения крестьянские, и надлежало армии Лавразии защищать своих от жуткого врага. На юге же всегда происходили войны, и жители Хоэрема, как правило, решали эти вопросы самолично, без внешнего вмешательства. У Завухара янычаров было много, и мог он с ними воевать хоть даже с великанами из мифов.
"Не наша это забота", - говорил тогда Николай, "На юге у них всё время вражда да насилие. А у Завухара там войско неслабое. Я сам присутствовал на его параде янычар, и видел их умения. Они-то сдержат этих колдунов".
"Пол-Ширвастана уже в войне", - сказал на это правитель Фрэнконский, "Чернокнижники восстания поднимают. Призывают свергать старую власть и отринуть веру в Дэвов. Нэрэнское царство уже погрязло в бойне. Ширвастан же подавляет бунты как может. Завухар призывает тысячи своих воинов защищать империю. Но крестьянские мятежи не утихают. А ещё эбеновые люди лезут со всех сторон. Догмарские бандиты тоже не хотят предаться собственным делам, а нападают на восточные санджаки. Хаос настигает Ширвастан и земли его окрестные. Шкат думает о предложении помощи. Я тоже думаю об этом. Мы вместе рассудили так. Если злодейства не утихнут, пошлём мы воинство на помощь Ширвастану".
Властитель Лавразийский кивнул головой своему соратнику и другу. Не стал препятствовать он решению Людовика, да и права не имел. Но при этом он оставался при мнение своём и не решался изменять его.
"У нас здесь с варварами беды одни случаются", - произнёс тогда Николай, "Варвары с севера. Орды с Нордиана лезут к нашим землям, разоряют селения крестьян. Нам с ними надо воевать. Тем более, что об этом русландский царь уже прознал. Мародёры и убийцы проникают и в его владения. Царь Пётр выставил пищальные полки по всем границам. Угроза нападений варваров уже серьёзной стала. А ты говоришь про колдунов. Вот если Завухар меня сам лично попросит принять участие в его усобицах, то я явлюсь с громадным воинством. А пока что, я полагаю, янычары сумеют сокрушить орду. В конце концов, бунтовщики не воины, как вижу. Они же ведь простые пахари и земледельцы".
Но возразил соратнику своему Людовик, ибо не всё ещё поведал он. Не всю ещё правду знал великий король Лавразийский. Не слишком много сведений ещё нахлынуло на его голову.
"Не только крестьяне восстают против Завухара", - говорил властитель из Фрэнкониса, "Но и солдаты. Воины Ширвастанские многие среди селян имеют корни. И не желают они убивать своих отцов и матерей. Встают на сторону землепашцев. Несколько полков азабов уже свернули с истинного пути и перешли к повстанцам. Теперь же колдуны хозяйничают над ними. Чернокнижники и лиходеи. Война гражданская уже обрушилась на Ширвастан. И Завухару не помешала бы и помощь в борьбе с прислужниками адскими. Слуги Величайшего из Богов распространяются повсюду. Они подобны саранче. Сам Роберт пребывает в ужасе великом. Уж даже в его владениях замечены несколько лиходеев. Троих уже повесили, а пятерых ищут по всем лесам и горам. Вот что творится в землях южных, брат мой".
Горесть великая поразила Николая в ту минуту. Ведь земли Роберта находились совсем неподалёку. Лавразия граничила с Доритаем с незапамятных времён. В последние века войн между Доритаем и соседями его почти и вовсе не случалось. И мирно было там везде. Но сведения о колдунах, что появились совсем рядом, всерьёз встревожили великого властителя. Однако войско посылать он всё же не решался. Ждал он особого момента... А зря.... Хоть и король он нам, и я его ценю и уважаю, но лучше б он послал тогда воителей своих, и подавили бы они восстания на юге.
"Воинов своих оставлю здесь пока", - сказал Людовику король Лавразии, "Но если Завухар пришлёт послов своих и скажет, чтобы я пришёл, я тотчас же приду. А покамест, варвары мешают королевству. И надо с ними разобраться. Но только есть вопрос один. Скажи на всякий случай, есть ли какой-нибудь у этих чернокнижников вожак? Ну может быть, какой-нибудь "святой воитель", который бы считал себя мессией. Лидер у них имеется иль несколько?".
Николай всерьёз обеспокоился подобными событиями. Он всё же желал узнать от соратника побольше сведений о всех вождях восстания. Уж лучше знать это сейчас, чем позже. Ведь "позже" уже могло не наступить.
"Есть у них немало лиходеев", - ответствовал властителю Людовик, "Пока что насчитывается пятеро. Один зовёт себя Миртаном Шхаром. Второй же именуется как Милан. Третий маг и вовсе может быть не муж, а дева. Зовёт себя как Чёрный Лотос. Убивает всех кинжалом с ядом и совершает жуткие обряды. Четвёртый вождь восстания совсем не чародей, а человек простой. Зовут его Зархеб Коваджо. Магараджей слыл он до тех пор, пока султана не предал. Теперь же он и его воинство в прислужники к волшебникам заделались. И правит ими Величайший из Богов. Но есть ещё и пятый. Пятый маг. Опаснейший из всех... Имя его было трудно раздобыть. Шкат лишился двоих своих шпионов".
Поразился Николай потоку сведений, что исходили от его соратника и друга. И расхвалил он мысленно шпионов Роберта, что храбрыми мужами слыли. Они сумели проникнуть слишком глубоко в южные земли и добыли немало ценных вестей. В глазах Николая они являлись настоящими героями. Воители сии достойны были высшей похвалы.
"Имя пятого мага очень необычно", - заметил тогда король Фрэнконский, "Зовут его как Дьявол Рофлинг. Странное однако имя у него. Как выглядит он, никто не знает. Да и шпионы Роберта немало сил потратили на то, чтобы проникнуть в ряды мятежников проклятых. Нам крупно повезло, что мы вообще всё это знаем. В противном случае мы находились бы в неведении. Но ладно, пожалуй, я пойду к своим мужам. Должно в Пэрис мне отправиться обратно. Прости, сегодня ненадолго я, и ночевать я буду в дилижансе".
Глаза Людовика печалью отдавали. Горе великое в них поселилось. Он даже не желал отведать яств роскошных в замке Николая. Он просто поспешил обратно. Раскланялся Людовик собрату своему и руку ему пожал крепко. А затем же отправился быстро к лошадям своим, что ждали его снаружи замка. Минуты не прошло, как правитель фрэнконский и рыцари его покинули обитель Николая. Спешили они снова в Пэрис, ибо промедление их могло сулить несчастья. Не смели они радоваться и пировать в сии ужасные года. Людовик был не только мудрецом, но и провидцем. Он знал, что будет в скором времени на юге, и знал, что медлить уже не можно никакому.
А Николай же Лавразийский так и оставался в замке у себя. Настолько сведения его свели с ума, что он не вышел проводить собрата. Прощались они прямо в покоях у него. На Николае не было лица, как это говорят в народе. Его супруга Офелия Рыжеволосая пыталась успокоить долго. Но Лавразийский властелин не приходил в себя ещё немало времени. Он долго думал о словах Людовика Фрэнконского. Он проворачивал их все внутри своей главы. И слишком странно он почувствовал себя, когда услышал имя "Рофлинга". И ощутил король великий холод в глубине души своей. И холод этот пронизывал его настолько, что вынужден был властелин закутаться в меховый плащ, хотя на улице меж тем тепло царило. Никто не мог утешить короля Лавразии. Ни дети его ни супруга. Всё было тщетно долгие недели.
А после двух пройдённых недель обрушились снова дикари на земли Лавразийские с севера. Как говорили соглядатаи, возглавил варваров теперь король-шаман. Его избрали местные старейшины из числа воинов храбрейших. И говорят, он был не просто воином, а даже чародеем. Отец его шаманом был, а мать - ведуньей местной. Звали сего мерзавца Коэрунас. Собрал он кланы все под одним знаменем. И тысячи и тысячи дикарских орд нахлынули на северные земли. Деревни сжигали эти поганые, а жителей безжалостно закалывали. Пошли слухи и про то, как варвары проклятые крестьян на бойнях забивали и ели трупы их. До короля дошли сии известия. Ужасные известия. Такого вихря из варварских орд не знала Лавразийская земля. Тряслись все даже в Русланде. Царь Пётр провёл несколько боёв против дикарских войск, и множество воителей его отправились в небытие. Но всё же отразили первую волну. А Коэрунас, чародей проклятый, велел согнать ещё своих людей, дабы отправить их на битву. Как говорили русландские воины, варвары сии сражались даже полумёртвыми. Их резали на части, разрубали, но они как будто б неживые, вставили снова и разили. Берсерков много было в битве той, что бились даже и без рук и ног. Кошмары начались на севере. И магия великая пришла. Обрушил Коэрунас на русландских воинов чуму, что начала охватывать их лагеря и остроги. И гибли воины те тысячами.
Тогда король решил отправить гонца к почтенной Хильде. Хоть была она уже стара, ей сорок три уже давно свершилось, но выглядела всё же, словно ангел. Как говорят, любил её король когда-то. Но не отнял у неё мужа Кхайлана. А муж потом исчез в лесах Брегийских. Псари вот молвили, что Кхайлан просто испарился, словно чародей, но им никто не верил. Вначале думали, что так король решил. Но а потом король приехал к Хильде и сам признался, что убийства не было. Не знает он, что с Кхайланом случилось. Сэр Кхайлан благородный рыцарь был, пропал без вести, и никто не знает, где он сейчас и что с ним стало там. Но в нынешние дни король и вовсе не подумал, чтоб к Хильде лезть в объятия. Послал он своего гонца, чтоб сыновей её на службу призывать. Сэр Родрик и сэр Гундерик тотчас поспешили к королю. И пали они на колени, доказали свою верность. И Николай почтенный их на службу взял. Сэр Родрик был отправлен в пограничье к Альфонсу, графу Норланду. А Гундерик отправился в посольство, где стал телохранителей посланцев короля. Решил Николай удвоить охрану всех посольств, что в разных странах находились. Сэр Гундерик отправлен был в земли Ширвастанские, дабы жизни великого посла и всех секретарей его спасать. Его назначали главой охраны в посольстве Лавразийском, что находилось в Амахуре граде. А вот Сэр Родрик будучи прекрасным мечником отправился на север. Граф Норланд сразу же приметил его способности владения мечом. И вот уже спустя неделю, сэр Родрик на лихом коне в доспехах, с мечом и пикой, нёсся по просторам северных земель.
Приказ был королевский, найти и уничтожить Коэрунаса. Шпионы Альфонса выяснили, что находится этот мерзавец в одной из деревень разграбленных. Сей варвар только что покончил со всеми жителями, что находились там. Он лично вырывал глаза им когтистою своей рукой. А воины его ужасные звероподобные сжирали заживо несчастных. Едва шпионы доложили графу о нахождении врагов, тот сразу выхватил клинок свой боевой. Он оглядел всех рыцарей и воинов своих. Особенно глядел он на Родрика, что уже успел прославиться, как лучший меченосец. Глядел он им в глаза свирепым взглядом.
"Итак, доблестные мои сэры", - послышался грохочущий голос из уст графа, "Сегодня битвы день. Коэрунас наш сидит в соседней деревеньке. И воинов его полно. Но у нас конница, и это окрыляет. А варвары же на конях не ездят. Они не знают даже колеса. Так что давайте примем этот бой и всех убьём. А Коэрунаса если найдём, то голову его отрубим и на пику водрузим. А после королю отправим голову врага. И скажем ему после, вот смотрите, сир прекрасный, вот ваш враг! Вот душегуб проклятый, что стольких невинных на бойню отправлял!"
"Ура! Ура! Ура!", - послышались ответы со всех сторон, "Да здравствует король! Да здравствует Лавразия!".
Но не сразу рыцари храбрые в поход отправились. Как только речь Альфонса отгремела, послышались рога с восточной стороны. Как оказалось, сам король прислал подмогу. Десять пушкарей и двадцать петриналей прибыли на помощь графу и воинам его. Петринальеры-латники в руках держали "палки громовые", как называли их в народе. Ружья эти перезарядку проходили долгую, но смерть несли любому супостату. Две пушки прибыло, что так же сулило впереди побед немало. Две пушки эти создали недавно, и вот король решил их испытать. В конце концов, проклятые враги, что с севера прибыли, лучшее, что есть для испытаний. На варварах решили отстреляться.
Добро оценил Альфонс орудия прибывшие и двадцати стрелкам сказал, чтоб не промахивались. На что стрелки доспешные кивнули головами. Они ведь были не из робкого десятка. Они стреляли из своих орудий, лучше чем из луков и из самострелов. И не было им равных. Вскоре, отряды воинов направились в поход. Сэр Родрик знамя нёс полка. Храбрец он был, великий воин. Страха не ведал он и вовсе. Даже Гундерик порою восхищался своим братом драгоценным. И среди рыцарей вокруг сэр Родрик вызвал уважение. Но были же конечно и те воины, что славе Родрика завидовали, и некоторые желали его смерти. Но так обычно завсегда бывает. Везде и всюду есть завистники проклятые. Кхатон, скорей бы ты во тьму их всех отправил! Благословенен будь Кхатон! Благословенны будь Х`Шангара!
Прошёл всего лишь час один, и рыцари могучие настигли стана вражеского. Сам Коэрунас с воинами своими закрепился в погибшей деревеньке. Их было там не меньше пяти тысяч. А рыцари Лавразии решили наступать с холма. Вначале попугать они решили воинов дикарских. Пушкарские войска огонь открыли из орудий. Ядра во врагов проклятых полетели. Убило сразу же не меньше сотни. Звероподобные враги заметили пушкарские позиции. И бросились они бежать в их сторону. Но тут-то выстрел дали петринали. Из ружей вылетели огненные вихри. И пара сотен варваров мгновенно полегла. Однако же потом орудия стрелять прекратили, а петринальщикам был дан приказ отхода. Тем временем, сэры храбрые с Альфонсом графом и могучим Родриком, решили обойти проклятых с флангов. И вот как только дикари ринулись бежать за пушкарями, им в тыл ударил весь кавалерийский полк. И тысячи врагов погибли в одночасье. Ведь рыцари Лавразии проклятых не щадили. Они разили их и копьями, мечами и секирами. Сам Родрик в битве больше всех убил врагов. Славили они Кхатона Светоносца! И именем его мерзавцев поражали! Священник был средь воинов великих. И бился он не то, чтобы мечом, а даже жезлом. Раздрабливал конечности врагам.
Пока все рыцари сражались с дикарями, сэр Родрик приметил одного из негодяев, что сильно выделялся. Не кто иной был это, как сам Коэрунас. Размахивал он секирою своей двуручной и ноги отрубал коням. Он рыцарей с кобыл сбивал, валил на землю, а после забивал, как скот. Троих мужей Лавразии он разрубил на части. Но и на этом не остановился он. Он принялся им головы разрубливать и дальше. И крови был фонтан. Ужасное зрелище предстало перед Родриком. А выделялся этот негодяй не только лишь секирой, но и другими принадлежностями. Одет он был в кольчугу и плащ из мамонтовых шкур. На голове его зиял могучий шлем с высоким шпилем. Борода его была алее крови. А шею охватывало ожерелье, чудовищное и невероятно страшное. Из глазных яблок ожерелье решил он натянуть, чтоб показать врагам своё величие. Не вытерпел сэр Родрик зрелища такого, и выбился вперёд. С коня он спрыгнул и со всего маху ударил варвара мечом по шлему. Коэрунас назад отпрянул, при этом выронив топор. Родрик знал, что магией владеет враг, и надлежало бы ему почаще уворачиваться от выпадов мерзавца. Как благородный рыцарь думал, так и случилось. Коэрунас сей метнул в него шар из огня. Он вылетел внезапно, но Родрик увернулся вовремя, и огненная сфера взорвалась позади него.
"Тебе не одолеть нас, мальчик", - послышался скрипучий голос из уст дикаря, "Никому не сделать этого".
"Нет уж", - ответ дал рыцарь благородный, "Это тебе не одолеть нас, варвар. Ты заплатишь сегодня за все свои деяния. Кхатон свидетель! Уж он-то видит всё".
"Кхатон твой - прах! И тлен!" - взревел во всё горло Коэрунас. "Он давно мёртв!"
Не успел Родрик опомниться, как в руках у дикаря оказался тот самый топор. Колдун проклятый сумел его лишь силой мысли притянуть к себе. Но не сломился рыцарь сей могучий. Выставил перед собой клинок он и отбивал удары жуткого врага. А Коэрунас продолжал свой натиск. Пытался он срубить врагу главу, но ничего не выходило. Умелец был сэр Родрик. Прекрасный и могучий воин, сражался он отчаянно и храбро.
"Не тебе молвить гадкие речи про Кхатона!" - яростно вскричал тогда сэр Родрик, "Ты варвар! Ничего не знаешь!".
"Нет это ты не знаешь!" - послышался ответ врага, "Величайший из Богов убьёт вас всех!".
И с этими словами загорелся враг сей пламенем могучим. Всё тело его вспыхнуло, как факел. Топор его оборотился в огненный клинок. Из глаз дикарского вождя алые струи вылетели, обрушиться хотели на рыцаря Лавразии. Но Родрик вовремя отпрыгнул в сторону. Превозмогая ужас и смятение, сэр Родрик подлетел к врагу, подобно ворон. Со всему размаху ударил он пылающую тварь в живот и прорубил её насквозь. Как только меч Лавразии мужа вонзился в тело дикарского царя, то мигом пламя его адское погасло. И вновь стал Коэрунас человеком. Схватился он за лезвие, пытавшись его выдернуть из тела, но ничего так и не выходило. И потому, дикарский вождь лишь просто рухнул наземь. Но крови не лилось из его тела. Оно мгновенно превратилось в пепел и растворилось в воздухе морозном.
Сэр Родрик на секунду улыбнулся. Ведь он сумел покончить с чудовищем проклятым. Убил сегодня он врага великого, что ужас всем вселял. Но едва вспомнил рыцарь про слова убитого царя дикарского, то радость мигом испарилась из него. Ведь этот Коэрунас про бога своего не просто так сказал. Он молвил про того, кого Величайшим из Богов на юге именуют. И это неспроста случилось. Вовсе неспроста. Кто этот Величайший из Богов, не знал тогда сэр Родрик. Но знал прекрасно сведения о юге. Он ведал тайны, так как близок его дом был к королю. И Хильда мать его, давно ведь Николая знала. Теперь сэр Родрик понял всё. Все эти варвары, нагрянувшие с севера, не просто так пришли сюда.
"Родрик!" - послышались сзади крики воинов Лавразии, "Родрик! Родрик!"
Убил ведь рыцарей сей могучего врага, что Коэрунасом именовался. И видели всё это воины храбрейшие. Вот только ликование и радость не посещали душу рыцаря в минуты те. Он так и оставался стоять в поле, глядя на груду чёрного песка. Ведь это было прахом того самого мерзавца. И он был связан с колдунами. Не просто так его направили сюда. Вполне возможно, Коэрунас сам был вовсе и не северного рода. Возможно, тот, кто назывался Дьявол Рофлинг, отправил его в земли мародёров, дабы настраивать их против всех соседних королевств.
Когда Альфонс вплотную подошёл к своему рыцарю, то снова глянул он ему в глаза, как и тогда, в шатре пред боем. И видел он великую печаль в глазах Родрика. Решился он заговорить с могучим воином. Он чувствовал неладное. Ведь командир был вовсе не из глупцов. И будь он рядом с Николаем во время разговора с королём фрэнконским, то лично бы настаивал на отправлении отрядов в земли юга. Он ощущал великую угрозу, исходящую из Хоэрема. Великую, пока ещё незримую..... И видел он невидимую связь с вторжениями варваров.
"Ты что-то слышал?" - вопросил тогда граф-полководец, "Этот Коэрунас сказал тебе что-то?".
"Да", - ответил Родрик сразу, "Я думаю, для короля будет это интересно".
"Что интересно?" - в недоумении спросил тогда Альфонс.
Но рыцарь ничего не произнёс. Он просто показал на то, что он увидел. Не весь дикарский вождь оборотился в прах. Оставил после себя он нечто, что могло доказательств много привести. На кровавом снегу рядом с нагромождением чёрного песка лежала маленькая статуэтка. Альфонс хотел уж было прикоснуться к ней, но Родрик руку его сжал мгновенно. Статуэтка эта неспроста лежала. Младенца страшного изображала она. Младенца с лицом ужасным и четырьмя рогами в голове. Казалось бы, глаза её смотрели прямо в души Альфонса и рыцаря его. И взгляд сей дьявольский был поистине ужасен. Холодный пот он сразу пробивал.
"Не трогайте, мой командир", - послышались слова сэра Родрика, "Она опасна. Веет колдовством".
Альфонс на это закивал главою. Но он прекрасно знал, что к королю должна она попасть. Фигурка мальчика с рогами и жутким демоническим лицом была подобрана священником полковым. Он аккуратно завернул её в мешок и скрыл её от лишних глаз. Приказ был ясен. Возвращаться назад в город. Война была окончена на севере. Теперь же надлежало вернуться к королю и рассказать про всё, что было.
Но не окончена война была на Мекусе. Чудовищные силы подступали к планете этой. Весь юг уже склонился пред властителями адскими. И новая война пришла, намного более ужасная, чем тот конфликт на северной земле.

(с)

---
Остальные части прислать могу по почте.
Мой е-майл sanya.crohmal@yandex.ru
Пишите туда.

_________________
Bagatur


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB

    Total War, Paradox Interactive, Mount & Blade, Civilization, War Leaders,      ,           Mount & Blade ??????? Black Shine, ? ????? ???????, ??????? ? 3D ????????????? ?i?? Total WarThe way of war.   Total War     -