Сайт о стратегиях, военном кино, истории

Текущее время: Вс авг 19, 2018 1:02 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 209 ]  На страницу Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #161  Добавлено: Пн июн 18, 2012 1:30 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
изгнанник писал(а):
ayoe писал(а):
Причем здесь библейский Ной ?!!! Предковой культурой для хурритов и урартрийцев была Куро-аракская, поэтому вопрос не возникает откуда они там, в смысле в Митанни, появились. Вот откуда там индоарии появились вопрос совершенно другой.

Кура-Аракскую культуру в Армении считают своей и предлагают называть ее армянской.

Считать то они могут, только Куро-Аракская культура не является индоевропейской, ничего общего у неё нет не в захоронениях, не во всем остальном. Опять таки, ареал куро-араксской культуры близко соответствует ареалу хуррито-урартской языковой группы, как он выявляется по историко-лингвистическим данным.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #162  Добавлено: Пн июн 18, 2012 8:54 pm 
Не в сети
Рыцарь
Рыцарь

Зарегистрирован: Ср мар 16, 2011 8:16 pm
Сообщения: 659
Очки репутации: 11
Повысить репутацию
ayoe писал(а):
Lion писал(а):
ayoe писал(а):
Lion писал(а):
Армия царства Великий Айк приняло участие в последней стадии Шаранской битвы.

Вы когда-нибудь научитесь приводить доказательства ? Ссылка на источник, и текст из него будьте любезны.


Оно известно и Вы, раз спорите по этой тематике, должны знать указанное место у Хоренаци:

Мовсес Хоренаци
Книга 2
17
Война с Крассом и его гибель от Тиграна


Римляне, охваченные подозрениями, сменяют Габиния и посылают вместо него Красса. Прибыв, тот забирает все сокровища храма Божьего в Иерусалиме и направляется против Тиграна. Но, перейдя реку, он со своим войском погибает в сражения с Тиграном. Тигран же, захватив его сокровища, возвращается в Армению.


Какая чушь !!! :lol: Сражение выдуманное Хоренаци, вы тут преподносите за реальное историческое событие. Пора бы запомнить, что ранее 3в. н.э., использовать сведения Хоренаци не имеет смысла, из-за большого количество ошибок и неточностей, не говоря уже о чем то более раннем.

Lion писал(а):

Армянский царский список Хоренаци сответствует действительности уже с конца III тысячилетия д.н.э.

С таким же успехом можно датировать правление персонажей и богов из греческой мифологии, начиная с Кроноса и т.д.. Вот вы полагаете, что Хайк исторический персонаж, покажите мне хоть один эпоним, а Хайк, именно, эпоним по Мовсесу (...Страна же наша, по имени нашего предка, называется Хайкh... см. Хор. I.11): так вот покажите эпоним имевший реального исторического прототипа. Таких нет, ну вот и Хайка тоже не было никогда, как и его отца Торгома, которой просто напросто топоним - Тогарма. Вся ранняя история в изложение Мовсеса, не более чем набор мифов и легенд, не имеющих реальных смычек с историей.

Начните с приведения доказательств существования Хайка, а то заявлять можно, что угодно, а без доказательств все это миф, и не более того.

P.S. Арам, кстати, тоже эпоним (Все народы называют нашу страну по его имени, например, греки — Армен, персы и сирийцы — Арменикк. см. Хор. I.12) Итого, до Арама сплошная мифология, что касается его сына, то Ара или Ар – древнее божество или дух злаков, растительности, встречающихся во II-I тысячелетиях до н. э. среди хеттов, финикийцев, урартов, в древнеармянской мифологии превращается в армянского царя – в прекрасного Ара (Гехецик). см. Арутюнян С. Основные черты армянской мифологии С.59. И лишь первый возможно реальный исторический персонаж, это Паруйр (Партатуа клинописных источников)
Партатуа, царь скифов, послал гонца к Асархаддону ... если Асархаддон, царь Ассирии, отдаст в жены Партатуа, царю скифов, дочь царя, вступит ли с ним Партатуа, царь скифов, в союз, слово верное, мирное, слово дружбы скажет ли Асархаддону, царю Ассирии, клятву верности будет ли выполнять поистине...
/запрос к оракулу бога Шамаша/
Но как видим он царь скифов, и что весьма вероятно, что армяне в какой-то момент подчинялись последним. И стало быть отчитывать армянскую хронологию, можно лишь с 7в. до н.э.. Хотя..., с учетом общего количество небылиц у Хоренаци, уверенно говорить и об этом нельзя. А вы, что там про 3е тыс. до н.э. пытаетесь заикаться, и это несмотря на то, что никаких стоящих аргументов к этому (уж я то знаю) привести не можете.


Опять пустые слова, что и следовала ожыдать :) Есть четкие сведения и про Карры, и про Хайкидов, и про многое и многое другое - не видеть все это, это Ваша проблема.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #163  Добавлено: Пн июн 18, 2012 9:02 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Lion писал(а):

Опять пустые слова, что и следовала ожыдать :) Есть четкие сведения и про Карры, и про Хайкидов, и про многое и многое другое - не видеть все это, это Ваша проблема.

Я так и думал, что с доказательной базой у вас туговато. так, что там с Хайком. Будут подтверждения реальности существования этого эпонима или продолжите кидаться пустыми фразами ? Четкие сведения, это вы про что, про байки Мовсеса, так это ещё следует доказать, почему греко-римские источники врут, а живший много позже них Хоренаци вдруг оказывается более достоверен. Но так как доказательств все равно не последует, скажу вам - не достоверен Хоренаци, и чтобы меня не заподозрили в пристрастии к этому автору, ниже ссылки на статьи, где на основе нумизматических данных, эпиграфических документов показано, что сведения Мовсеса, не достоверны до 3в. н.э.
http://parthian-empire.com/articles/Mos ... nology.pdf
http://parthian-empire.com/articles/Gen ... lers-I.pdf
http://parthian-empire.com/articles/Gen ... ers-II.pdf

P.S. А как же ваши громкие заявления о том, что вы неоднократно разгромили меня, если в оправдании своих "теорий" вы не можете привести не одного аргумента. Видимо, кроме словоблудия от вас ничего и не дождаться.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #164  Добавлено: Чт июн 21, 2012 8:07 pm 
Не в сети
Рыцарь
Рыцарь

Зарегистрирован: Ср мар 16, 2011 8:16 pm
Сообщения: 659
Очки репутации: 11
Повысить репутацию
Да неужели - Вы мои ссылки удалили, а если я буду поститиь тут, так было, Вы это посчитаете алтернативой и удалите мои посты.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #165  Добавлено: Чт июн 21, 2012 8:38 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Lion писал(а):
Да неужели - Вы мои ссылки удалили, а если я буду поститиь тут, так было, Вы это посчитаете алтернативой и удалите мои посты.

Аргументируйте для начала, реалистичность такого персонажа как Хайк, только без общих рассуждений т.е. покажите сведения о нем в клинописных источниках, но без ваших читаем одно, а видим другое.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #166  Добавлено: Чт сен 06, 2012 1:29 am 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт мар 30, 2010 1:37 pm
Сообщения: 390
Очки репутации: 20
Повысить репутацию
Ну, раз тема называется "Мовсес Хоренаци", то, тогда, наверное, здесь...

В продолжение начатого здесь: viewtopic.php?p=254508#p254508
изгнанник писал(а):
Смотрите сами:
Цитата:
17
Война с Крассом и его гибель от Тиграна



Римляне, охваченные подозрениями, сменяют Габиния и посылают вместо него Красса. Прибыв, тот забирает все сокровища храма Божьего в Иерусалиме и направляется против Тиграна. Но, перейдя реку, он со своим войском погибает в сражения с Тиграном. Тигран же, захватив его сокровища, возвращается в Армению.

Смотрим-смотрим :D
 А вот что нам повествует Плутарх:
Цитата:
19. В особенности же ободрил Красса Артабаз, царь армянский. Он прибыл в лагерь с шестью тысячами всадников — то были, как их называли, царские стражи и провожатые. Артабаз обещал еще десять тысяч конных латников и три тысячи пехоты, беря их содержание на себя. Царь убеждал Красса вторгнуться в Парфию через Армению, так как там он не только будет иметь в изобилии все необходимое для войска, — об этом позаботится сам царь, — но и совершит путь в безопасности, будучи защищен он врага горами, непрерывной чередой холмов, словом местностью, неудобопроходимой для конницы — единственной силы парфян. Красс остался очень доволен расположением царя и его щедрой помощью, но сказал, что пойдет через Месопотамию, где оставлено много храбрых римских воинов. После этого царь армянский уехал...

21. Пока Красс все это обдумывал и взвешивал, явился вождь арабского племени по имени Абгар, человек лукавый и коварный, ставший для Красса и его войска самым большим и решающим злом из всех, какие судьба соединила для их погибели. Некоторые из тех, кто участвовал в походах Помпея, знали его как человека, в какой-то мере пользовавшегося вниманием римского полководца и прослывшего другом римского народа. А теперь он был подослан военачальниками парфянского царя с тем, чтобы, сопутствуя Крассу, попытаться завлечь его как можно дальше от реки и холмов на необъятную равнину, где можно было бы его окружить, ибо парфяне решили пойти на все, лишь бы избежать встречи с римлянами лицом к лицу. Итак, явившись к Крассу, варвар (а речь его обладала силою убеждения) стал превозносить Помпея как своего благодетеля, выразил восхищение воинской мощью Красса, но вместе с тем порицал его за медлительность, за то, что он чего-то ждет и все готовится, как будто ему нужно оружие, а не проворность рук и ног для борьбы против людей, которые давно только о том и помышляют, как бы, забрав наиболее ценные вещи и тех, кто им дорог, умчаться к скифам и гирканам. «Но все же, если ты намерен сразиться, — говорил он, — следует поспешить, пока царь не собрал в одно место все свои силы, потому что теперь против вас брошены только Сурена и Силлак с наказом отвлечь на себя ваше внимание, самого же царя нигде не видно».

Все это была ложь: Гирод, разделив с самого начала свои силы на две части, сам в отместку Артабазу разорял Армению, Сурену же послал против римлян — и поступил он так отнюдь не из высокомерия, как говорят иные. Ибо не подобало бы тому, кто даже Красса, первого человека в Риме, считает недостойным себя противником, идти войной на Артабаза, нападать на армянские села и опустошать их. На самом деле царь, как видно, испугался опасности и словно бы засел в засаде в ожидании будущего, а Сурену послал вперед помериться с неприятелем силами в бою и сбивать его с пути. Сурена же был человек далеко недюжинный: по богатству, знатности рода и славе он занимал второе место после царя, мужеством же и талантом превосходил среди парфян всех своих современников; к тому же никто не мог сравняться с ним ни ростом, ни красотою...

22. Итак, варвар, убедив Красса и отвлекши его от реки, вел римлян по равнине — дорогой, сначала удобной и легкой, а затем крайне тяжелой: на пути лежали глубокие пески, и трудно было идти по безлесным и безводным равнинам, уходившим из глаз в беспредельную даль. Воины не только изнемогали от жажды и трудностей пути, но и впадали в уныние от безотрадных картин: они не видели ни куста, ни ручья, ни горного склона, ни зеленеющих трав — их взорам представлялись морю подобные волны песков, окружавшие войско со всех сторон. Уже в этом проглядывал коварный замысел, а тут явились и послы от Артабаза Армянского и рассказали о том, как жестоко страдает он в напряженной борьбе с обрушившимся на него Гиродом; лишенный возможности послать подмогу Крассу, он советует ему либо — что лучше всего — повернуть и, соединясь с армянами, сообща бороться против Гирода, либо идти дальше, но при этом всегда становиться лагерем на высотах, избегая мест, удобных для конницы. Однако Красс, в гневе и безрассудстве своем, ничего в ответ не написал и велел лишь сказать, что теперь у него нет времени для Армении, а позже он явится туда для расправы с Артабазом за его предательство.

23. В тот день Красс, говорят, вышел не в пурпурном плаще, как это в обычае у римских полководцев, а в черном, спохватившись же, тотчас его сменил; затем, некоторые из знамен были подняты знаменосцами с таким трудом и после столь долгих усилий, будто они вросли в землю. Красс, однако, смеялся над этим и спешил в путь, принуждая пехоту поспевать за конницей. Но тут несколько человек из числа посланных в разведку вернулись с известием, что остальные перебиты неприятелем, что сами они с трудом спаслись бегством, а враги в великом множестве смело идут на римлян. Все встревожились, Красс же, совершенно ошеломленный, еще не совсем придя в себя, стал наспех строить войско в боевой порядок. Сначала он, как предлагал Кассий, растянул пеший строй по равнине на возможно большее расстояние в предупреждение обходов, конницу же распределил по обоим крыльям, но потом изменил свое решение и, сомкнув ряды, построил войско в глубокое каре, причем с каждой стороны выставил по двенадцати когорт, а каждой когорте придал по отряду всадников, дабы ни одна из частей войска не осталась без прикрытия конницы и можно было бы ударить на врага в любом направлении, не страшась за собственную безопасность. Один из флангов он поручил Кассию, другой — молодому Крассу, а сам стал в центре. Продвигаясь в таком порядке, они подошли к речке, название которой Баллис. Река была невелика и не обильна водой, но в эту сушь и зной, после трудностей безводного, полного тягот пути, воины очень ей обрадовались. Большая часть начальников полагала, что здесь и надлежит расположиться на отдых и ночевку, разузнать, насколько это возможно, какова численность и боевое построение врагов, а с рассветом двинуться против них. Но, побуждаемый сыном и его всадниками, которые советовали идти вперед и вступить в бой, Красс приказал, чтобы, кто хочет, ели и пили, оставаясь в строю, и, не дав людям как следует утолить голод и жажду, повел их не ровным шагом, с передышками, как это делается перед битвой, а быстро, без остановок, до тех пор, пока они не увидели неприятеля, который, против ожидания, не показался римлянам ни многочисленным, ни грозным: Сурена заслонил передовыми отрядами основные свои силы и скрыл блеск вооружения, приказав воинам заслониться плащами и кожами. Когда же парфяне подошли ближе, их военачальник подал знак, и вся равнина сразу огласилась глухим гулом и наводящим трепет шумом. Ибо парфяне, воодушевляя себя перед боем, не трубят в рога и трубы, а поднимают шум, колотя в обтянутые кожей полые инструменты, которые обвешиваются кругом медными погремками. Эти инструменты издают какой-то низкий, устрашающий звук, смешанный как бы со звериным ревом и раскатами грома; парфяне хорошо знают, что из всех чувствований слух особенно легко приводит душу в замешательство, скорее всех других возбуждает в ней страсти и лишает ее способности к здравому суждению.

24. Устрашив римлян этими звуками, парфяне вдруг сбросили с доспехов покровы и предстали перед неприятелем пламени подобные — сами в шлемах и латах из маргианской, ослепительно сверкавшей стали, кони же их в латах медных и железных. Явился и сам Сурена, огромный ростом и самый красивый из всех; его женственная красота, казалось, не соответствовала молве об его мужестве — по обычаю мидян, он притирал лицо румянами и разделял волосы пробором, тогда как прочие парфяне, чтобы казаться страшнее, носят волосы на скифский лад, опуская их на лоб. Первым намерением парфян было прорваться с копьями, расстроить и оттеснить передние ряды, но, когда они распознали глубину сомкнутого строя, стойкость и сплоченность воинов, то отступили назад и, делая вид, будто в смятении рассеиваются кто куда, незаметно для римлян охватывали каре кольцом. Красс приказал легковооруженным броситься на неприятеля, но не успели они пробежать и нескольких шагов, как были встречены тучей стрел; они отступили назад, в ряды тяжелой пехоты и положили начало беспорядку и смятению в войске, видевшем, с какой скоростью и силой летят парфянские стрелы, ломая оружие и пронзая все защитные покровы — и жесткие и мягкие — одинаково. А парфяне, разомкнувшись, начали издали со всех сторон пускать стрелы, почти не целясь (римляне стояли так скученно и тесно, что и умышленно трудно было промахнуться), круто сгибая свои тугие большие луки и тем придавая стреле огромную силу удара. Уже тогда положение римлян становилось бедственным: оставаясь в строю, они получали рану за раной, а пытаясь перейти в наступление, были бессильны уравнять условия боя, так как парфяне убегали, не прекращая пускать стрелы. В этом они после скифов искуснее всех; да и нет ничего разумнее, как, спасаясь, защищаться и тем снимать с себя позор бегства.

25. Пока римляне надеялись, что парфяне, истощив запас стрел, либо воздержатся от сражения, либо вступят в рукопашный бой, они все же не теряли мужества. Но когда стало известно, что поблизости стоит множество верблюдов, навьюченных стрелами, откуда, подъезжая, их берут передовые воины, Красс, не видя этому конца, стал падать духом. Через посланных он велел своему сыну постараться заставить неприятелей принять бой раньше, чем они его окружат: ибо парфянская конница устремлялась главным образом на него, чтобы обойти крыло, которым он командовал, и ударить ему в тыл. Итак, молодой Красс, взяв тысячу триста всадников, в том числе тысячу прибывших от Цезаря, пятьсот лучников, а из тяжеловооруженных — ближайшие восемь когорт, повел их обходным движением в атаку. Но стремившиеся окружить его парфяне, потому ли, что попали в болото, как некоторые полагают, или же замышляя захватить Красса как можно дальше от отца, повернули назад и поспешно ускакали. Красс, крича, что враги дрогнули, погнался за ними, а с ним вместе Цензорин и Мегабакх. Последний выдавался мужеством и силой, Цензорин же был удостоен сенаторского звания и отличался как оратор; оба были товарищи Красса и его сверстники. Они увлекли за собой конницу, пехота тоже не отставала, в надежде на победу охваченная рвением и радостью.

Римлянам представлялось, что они одерживают верх и гонятся за неприятелем, пока, продвинувшись далеко вперед, они не поняли обмана: враги, которых они считали убегающими, повернули против них, и сюда же устремились другие, в еще большем числе. Римляне остановились в расчете, что, видя их малочисленность, парфяне вступят в рукопашный бой. Но те выстроили против римлян лишь своих броненосных конников, остальную же конницу не построили в боевой порядок, а пустили скакать вокруг них. Взрывая копытами равнину, парфянские кони подняли такое огромное облако песчаной пыли, что римляне не могли ни ясно видеть, ни свободно говорить. Стиснутые на небольшом пространстве, они сталкивались друг с другом и, поражаемые врагами, умирали не легкою и не скорою смертью, но корчились от нестерпимой боли, и, катаясь с вонзившимися в тело стрелами по земле, обламывали их в самих ранах, пытаясь же вытащить зубчатые острия, проникшие сквозь жилы и вены, рвали и терзали самих себя. Так умирали многие, но и остальные не были в состоянии защищаться. И когда Публий призывал их ударить на броненосных конников, они показывали ему свои руки, приколотые к щитам, и ноги, насквозь пробитые и пригвожденные к земле, так что они не были способны ни к бегству, ни к защите. Тогда Публий, ободрив конницу, стремительно ринулся на врагов и схватился с ними врукопашную. Но не равны были его силы с неприятельскими ни в нападении, ни в обороне: галлы били легкими, коротенькими дротиками в панцири из сыромятной кожи или железные, а сами получали удары копьем в слабо защищенные, обнаженные тела. Публий же больше всего полагался именно на них и с ними показал чудеса храбрости. Галлы хватались за вражеские копья и, сходясь вплотную с врагами, стесненными в движениях тяжестью доспехов, сбрасывали их с коней. Многие же из них, спешившись и подлезая под брюхо неприятельским коням, поражали их в живот. Лошади вздымались на дыбы от боли и умирали, давя и седоков своих и противников, перемешавшихся друг с другом. Но галлов жестоко мучила непривычная для них жажда и зной. Да и лошадей своих они чуть ли не всех потеряли, когда устремлялись на парфянские копья. Итак, им поневоле пришлось отступить к тяжелой пехоте, ведя с собой Публия, уже изнемогавшего от ран. Увидя поблизости песчаный холм, римляне отошли к нему; внутри образовавшегося круга они поместили лошадей, а сами сомкнули щиты, рассчитывая, что так им легче будет отражать варваров. Но на деле произошло обратное. Ибо на ровном месте находящиеся в первых рядах до известной степени облегчают участь стоящих за ними, а на склоне холма, где все стоят один над другим и те, что сзади, возвышаются над остальными, они не могли спастись и все одинаково подвергались обстрелу, оплакивая свое бессилие и свой бесславный конец.

При Публии находились двое греков из числа жителей соседнего города Карры — Иероним и Никомах. Они убеждали его тайно уйти с ними и бежать в Ихны — лежащий поблизости город, принявший сторону римлян. Но он ответил, что нет такой страшной смерти, испугавшись которой Публий покинул бы людей, погибающих по его вине, а грекам приказал спасаться и, попрощавшись, расстался с ними. Сам же он, не владея рукой, которую пронзила стрела, велел оруженосцу ударить его мечом и подставил ему бок. Говорят, что и Цензорин умер подобным же образом, а Мегабакх сам покончил с собою, как и другие виднейшие сподвижники Публия. Остальных, продолжавших еще сражаться, парфяне, поднимаясь по склону, пронзали копьями, а живыми, как говорят, взяли не более пятисот человек. Затем, отрезав головы Публию и его товарищам, они тотчас же поскакали к Крассу.

26. А положение Красса было вот какое. После того как он приказал сыну напасть на парфян, кто-то принес ему известие, что неприятель обращен в бегство и римляне, не щадя сил, пустились в погоню. Заметив вдобавок, что и те парфяне, которые действовали против него, уже не так настойчиво нападают (ведь большая их часть ушла вслед за Публием), Красс несколько ободрился, собрал свое войско и отвел его на возвышенность в надежде, что скоро вернется и сын. Из людей, которых Публий, очутившись в опасности, отправлял к нему, посланные первыми погибли, наткнувшись на варваров, а другие, с великим трудом проскользнув, сообщали, что Публий пропал, если ему не будет скорой и сильной подмоги. Тогда Крассом овладели одновременно многие чувства, и он уже ни в чем не отдавал себе ясного отчета. Терзаемый разом и беспокойством за исход всего дела и страстным желанием прийти на помощь сыну, он, в конце концов, сделал попытку двинуть войско вперед. Но в это самое время стали подходить враги, еще больше прежнего нагоняя страх своими криками и победными песнями, и опять бесчисленные литавры загремели вокруг римлян, ожидавших начала новой битвы. Те из парфян, которые несли воткнутую на копье голову Публия, подъехали ближе, показали ее врагам и, издеваясь, спрашивали, кто его родители и какого он роду, ибо ни с чем не сообразно, чтобы от такого отца, как Красс, — малодушнейшего и худшего из людей, мог родиться столь благородный и блистающий доблестью сын. Зрелище это сильнее всех прочих бед сокрушило и расслабило души римлян, и не жажда отмщения, как следовало бы ожидать, охватила их всех, а трепет и ужас. Однако же Красс, как сообщают, в этом несчастье превзошел мужеством самого себя. Вот что говорил он, обходя ряды: «Римляне, меня одного касается это горе! А великая судьба и слава Рима, еще не сокрушенные и не поколебленные, зиждутся на вашем спасении. И если у вас есть сколько-нибудь жалости ко мне, потерявшему сына, лучшего на свете, докажите это своим гневом против врагов. Отнимите у них радость, покарайте их за свирепость, не смущайтесь тем, что случилось: стремящимся к великому должно при случае и терпеть. Не без пролития крови низвергнул Лукулл Тиграна и Сципион Антиоха; тысячу кораблей потеряли предки наши в Сицилии, в Италии же — многих полководцев и военачальников, но ведь ни один из них своим поражением не помешал впоследствии одолеть победителей. Ибо не только счастьем, а стойким и доблестным преодолением несчастий достигло римское государство столь великого могущества».

27. Так говорил Красс, ободряя своих солдат, но тут же убедился, что лишь немногие из них мужественно внимали ему. Приказав им издать боевой клич, он сразу обнаружил унылое настроение войска — так слаб, разрознен и неровен был этот клич, тогда как крики варваров раздавались по-прежнему отчетливо и смело. Между тем враги перешли к действиям. Прислужники и оруженосцы, разъезжая вдоль флангов, стали пускать стрелы, а передовые бойцы, действуя копьями, стеснили римлян на малом пространстве — исключая тех немногих, которые решались, дабы избегнуть гибели от стрел, бросаться на врагов, но, не причинив им большого вреда, сами умирали скорой смертью от тяжких ран: парфяне вонзали во всадников тяжелые, с железным острием копья, часто с одного удара пробивавшие двух человек. Так сражались они, а с наступлением ночи удалились, говоря, что даруют Крассу одну ночь для оплакивания сына — разве что он предпочтет сам прийти к Арсаку, не дожидаясь, пока его приведут силой.

Итак, парфяне, расположившись поблизости, были преисполнены надежд. Для римлян же наступила ужасная ночь; никто не думал ни о погребении умерших, ни об уходе за ранеными и умирающими, но всякий оплакивал лишь самого себя. Ибо, казалось, не было никакого исхода — все равно, будут ли они тут дожидаться дня или бросятся ночью в беспредельную равнину... ...Легат Октавий и Кассий пытались поднять и ободрить его, но он наотрез отказался, после чего те по собственному почину созвали на совещание центурионов и остальных начальников и, когда выяснилось, что никто не хочет оставаться на месте, подняли войско, не подавая трубных сигналов, в полной тишине. Но лишь только неспособные двигаться поняли, что их бросают, лагерем овладели страшный беспорядок и смятение, сопровождавшиеся воплями и криками, и это вызвало сильную тревогу и среди тех, кто уже двинулся вперед, — им показалось, что нападают враги. И много раз сходили они с дороги, много раз снова строились в ряды, одних из следовавших за ними раненых брали с собой, других бросали и таким образом потеряли много времени — все, если не считать трехсот всадников, которых начальник их Эгнатий привел глубокой ночью к Каррам. Окликнув на латинском языке охранявшую стены стражу, Эгнатий, как только караульные отозвались, приказал передать начальнику отряда Копонию, что между Крассом и парфянами произошло большое сражение. Ничего не прибавив к этому и не сказав, кто он, Эгнатий поскакал дальше к Зевгме и спас свой отряд, но заслужил худую славу тем, что покинул своего полководца. Впрочем, брошенные им тогда Копонию слова оказались полезными для Красса. Сообразив, что такая поспешность и неясность в речи изобличают человека, не имеющего сообщить ничего хорошего, Копоний приказал солдатам вооружиться и, лишь только услышал, что Красс двинулся в путь, вышел к нему навстречу и проводил войско в город.

28. Парфяне, заметив бегство римлян, не стали, однако, их преследовать ночью, но с наступлением дня, подъехав к лагерю, перебили оставшихся в нем, в числе не менее четырех тысяч человек, а многих, блуждавших по равнине, захватили, догнав на конях. Легат же Варгунтей еще ночью оторвался от войска с четырьмя когортами, но сбился с дороги. Окружив их на каком-то холме, враги, хоть те и защищались, истребили всех, за исключением двадцати, пробившихся сквозь их ряды с обнаженными мечами, — этих они отпустили живыми, дивясь их мужеству, и дали им спокойно уйти в Карры.

До Сурены дошло ложное известие, будто Красс с лучшей частью войска бежал, а толпа, которая стеклась в Карры, — не что иное, как не стоящий внимания сброд. Итак, полагая, что плоды победы потеряны, но все еще сомневаясь и желая узнать истину, дабы решить, оставаться ли ему на месте и осадить город или преследовать Красса, оставив жителей Карр в покое, — Сурена подослал к городским стенам одного из бывших при нем переводчиков с поручением вызвать, изъясняясь по-латински, самого Красса или Кассия и передать, что Сурена желает с ними встретиться для переговоров. Переводчик сказал, что требовалось, слова его были переданы Крассу, и тот принял предложение, а вскоре явились от варваров арабы, хорошо знавшие в лицо и Красса и Кассия, так как до сражения они побывали в римском лагере. Увидев стоящего на стене Кассия, они сообщили, что Сурена готов заключить с римлянами перемирие и дать им беспрепятственно уйти, если они дружественно относятся к царю и покинут Месопотамию: он уверен, что это будет для обеих сторон выгоднее, чем доводить дело до последней крайности. Кассий согласился и потребовал, чтобы было назначено место и время для свидания Красса с Суреною. Арабы, пообещав все исполнить, ускакали.

29. Сурена, обрадованный тем, что противники попали в положение осажденных, на следующий же день привел к городу парфян, которые вели себя дерзко и требовали, чтобы римляне, если хотят получить мир, выдали им Красса и Кассия заключенными в оковы. Осажденные досадовали на то, что поддались обману, и, советуя Крассу отбросить отдаленные и напрасные надежды на армян, держались того мнения, что нужно бежать, но так, чтобы никто из жителей Карр не узнал о том до времени. Но обо всем узнал Андромах, из них самый вероломный, — Красс не только открыл ему тайну, но и доверил быть проводником в пути. Таким образом, ничто не укрылось от парфян: Андромах осведомлял их о каждом шаге римлян. Но так как парфянам было трудно сражаться ночью и это вообще не в их обычае, Красс же выступил именно ночью, чтобы погоня не слишком отстала, Андромах пустился на хитрости: он шел то по одной, то по другой дороге и, наконец, после долгих и изнурительных блужданий завел тех, кто за ним следовал, в болотистое, пересеченное многочисленными рвами место. Нашлись, впрочем, среди римлян и такие, которые догадались, что не к добру кружит и путает их Андромах, и отказались за ним следовать. Кассий снова вернулся в Карры. Проводники его (они были арабы) советовали переждать там, пока луна не пройдет через созвездие Скорпиона, но Кассий ответил им: «А я вот еще более того опасаюсь Стрельца», — и с пятьюстами всадников уехал в Сирию. Те римляне, которых вели надежные проводники, достигли гористой местности, называемой Синнаками, и еще до рассвета оказались в безопасности. Их было до пяти тысяч, а предводительствовал ими доблестный Октавий. Красса же, опутанного сетями Андромаха, день застал в непроходимой местности, среди болот. С ним было четыре когорты, совсем немного всадников и пять ликторов. С большим трудом попав на дорогу, в то время как враги уже наседали, а, чтобы соединиться с Октавием, оставалось пройти еще двенадцать стадиев, он взобрался на холм, не слишком недоступный для конницы и малонадежный, расположенный под Синнаками и соединенный с ними длинной грядой, которая тянется через равнину. Октавий видел всю опасность его положения и первый устремился к нему на выручку с горстью людей, а затем, укоряя самих себя, помчались вслед за ним и остальные. Они отбросили врагов от холма, окружили Красса и оградили его щитами, похваляясь, что нет такой парфянской стрелы, которая коснулась бы полководца прежде, чем все они умрут, сражаясь за него.

30. Сурена, видя, что парфяне уже не с прежним пылом идут навстречу опасности, и сообразив, что если с наступлением ночи римляне окажутся среди гор, то задержать их будет невозможно, решил взять Красса хитростью. А именно, он отпустил часть пленных, слышавших в лагере варваров преднамеренные разговоры о том, что царь совсем не хочет непримиримой вражды с римлянами, а желал бы, великодушно обойдясь с Крассом, приобрести их дружбу. Варвары прекратили бой, и Сурена, в сопровождении высших начальников спокойно подъехав к холму, спустил тетиву лука и протянул правую руку. Он приглашал Красса обсудить условия перемирия, говоря, что мужество и мощь царя испытаны римлянами против его воли, кротость же свою и доброжелательство царь выказывает по собственному желанию, ныне, когда они отступают, заключая мир и не препятствуя им спастись. Эти слова Сурены все приняли с удовлетворением и были ими чрезвычайно обрадованы. Но Красс, терпевший беды не от чего иного, как от обманов парфян, считая столь внезапную перемену невероятной, не поверил и стал совещаться. Между тем воины подняли крик, требуя переговоров с врагом, и затем стали поносить и хулить Красса за то, что он бросает их в бой против тех, с кем сам он не решается даже вступить в переговоры, хотя они и безоружны. Красс сделал было попытку их убедить, говорил, что, проведя остаток дня в гористой, пересеченной местности, они ночью смогут двинуться в путь, указывал им дорогу и уговаривал не терять надежды, когда спасение уже близко. Но так как те пришли в неистовство и, гремя оружием, стали угрожать ему, Красс, испугавшись, уступил и, обратясь к своим, сказал только: «Октавий и Петроний и вы все, сколько вас здесь есть, римские военачальники! Вы видите, что я вынужден идти, и сами хорошо понимаете, какой позор и насилие мне приходится терпеть. Но если вы спасетесь, скажите всем, что Красс погиб, обманутый врагами, а не преданный своими согражданами».

31. Октавий не остался на холме, но спустился вместе с Крассом; ликторов же, которые было двинулись за ним, Красс отослал обратно. Первыми из варваров, встретивших его, были двое полуэллинов. Соскочив с коней, они поклонились Крассу и, изъясняясь по-гречески, просили его послать вперед несколько человек, которым Сурена покажет, что и сам он и те, кто с ним, едут, сняв доспехи и безоружные. На это Красс ответил, что если бы он хоть сколько-нибудь заботился о сохранении своей жизни, то не отдался бы им в руки. Все же он послал двух братьев Росциев узнать, на каких условиях должна состояться встреча и сколько человек отправляются на переговоры. Сурена тотчас же схватил и задержал их, а затем с высшими начальниками подъехал на коне к римлянам: «Что это? — молвил он. — Римский император идет пеший, а мы едем верхами!» — и приказал подвести Крассу коня. Красс же на это заметил, что ни он, ни Сурена не погрешат, поступая при свидании каждый по обычаю своей страны. Затем Сурена заявил, что, хотя военные действия между римлянами и царем Гиродом прекращены и вражда сменилась миром, все же следует, доехав до реки, написать его условия. «Ибо, — добавил он, — вы, римляне, вовсе не помните о договорах», — и протянул Крассу руку. Когда же Красс приказал привести свою лошадь, Сурена сказал: «Не надо, царь дарит тебе вот эту», — и в ту же минуту рядом с Крассом очутился конь, украшенный золотой уздой. Конюшие, подсадив Красса и окружив его, начали подгонять лошадь ударами. Первым схватился за поводья Октавий, за ним военный трибун Петроний, а затем и прочие стали вокруг, силясь удержать лошадь и оттолкнуть парфян, теснивших Красса с обеих сторон. Началась сумятица, затем посыпались и удары; Октавий, выхватив меч, убивает у варваров одного из конюхов, другой конюх — самого Октавия, поразив его сзади. Петроний был безоружен, он получил удар в панцирь, но соскочил с лошади невредимый. Красса же убил парфянин по имени Эксатр. Иные говорят, что это неверно, что умертвил его другой, а Эксатр лишь отсек голову и руку у трупа. Впрочем, об этом скорее догадываются, чем судят наверняка, ибо одни из находившихся там римлян погибли, сражаясь вокруг Красса, другие же поспешили ускакать на холм. Подъехавшие к холму парфяне объявили, что Красс наказан по заслугам, а прочим Сурена предлагает смело сойти вниз. Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись, но спаслись из них лишь немногие, остальных же выследили, захватили и убили арабы. Говорят, что погибло здесь двадцать тысяч, а живыми было взято десять тысяч человек.

33. В то время, как все это происходило, Гирод уже примирился с Артабазом Армянским и согласился на брак его сестры и своего сына Пакора...

http://ancientrome.ru/antlitr/plutarch/ ... ssus-f.htm
Плутарх . СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЯ. КРАСС

Отсеяв все несостыковки, получаем - (упрощённо)была битва, в результате которой погиб Красс.
Тигран упоминается в историческом примере в речи Красса перед битвой.
Среди "действующих лиц" ни какого Тиграна не упоминается.
Все битвы, о которых сообщает Плутарх, проходили не у реки.
Были ли армяне в парфянском войске? Возможно и были, но данных нет ни об их участии, ни об их количестве.
Про бежавших с поля боя после гибели Красса у Плутарха ясно написано: "...Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись, но спаслись из них лишь немногие, остальных же выследили, захватили и убили арабы."

Можно привести примеры и из других римских источников, в которых упоминаются эти события.

Ах да, по поводу: "Римляне, охваченные подозрениями, сменяют Габиния и посылают вместо него Красса. Прибыв, тот забирает все сокровища храма Божьего в Иерусалиме и направляется против Тиграна."
 Вот что пишет Плутарх там же:
Цитата:
11. ...Хотя Красс умело использовал случай, предводительствовал успешно и лично подвергался опасности, все же счастье его не устояло перед славой Помпея. Ибо те рабы, которые ускользнули от него, были истреблены Помпеем, и последний писал в сенат, что в открытом бою беглых рабов победил Красс, а он уничтожил самый корень войны. Помпей, конечно, со славою отпраздновал триумф как победитель Сертория и покоритель Испании. Красс и не пытался требовать большого триумфа за победу в войне с рабами, но даже и пеший триумф, называемый овацией, который ему предоставили, был сочтен неуместным и унижающим достоинство этого почетного отличия. Чем пеший триумф отличается от большого и о названии его говорится в жизнеописании Марцелла.

12. Тотчас же вслед за этим Помпею было предложено консульство, а Красс, надеясь стать его товарищем по должности, не задумался просить Помпея о содействии, и тот с радостью выразил свою полную на то готовность, ибо ему хотелось, чтобы Красс так или иначе всегда был обязан ему за какую-нибудь любезность; он стал усердно хлопотать и, наконец, заявил в Народном собрании, что он будет столь же благодарен за товарища по должности, как и за само консульство. Однако, находясь у власти, Красс и Помпей не сохранили дружеских отношений. Расходясь почти во всем, ожесточаясь друг против друга и соперничая между собой, они сделали свое консульство бесполезным для государства и ничем его не ознаменовали, если не считать того, что Красс, совершив грандиозное жертвоприношение Гераклу, угостил народ на десяти тысячах столов и дал каждому хлеба на три месяца. Уже консульство их подходило к концу, когда однажды в Народном собрании римский всадник Гай Аврелий, человек не знатный, по образу жизни сельский житель, общественными делами не занимавшийся, поднявшись на возвышение для оратора, рассказал о бывшем ему во сне видении: «Сам Юпитер, — сказал он, — явился мне и велел объявить всенародно его волю, чтобы вы не ранее дозволили консулам сложить с себя власть, чем они станут друзьями». В то время как человек этот говорил, а народ призывал консулов к примирению, Помпей стоял молча, а Красс первый, подав ему руку, сказал: «Полагаю, сограждане, что я не совершаю ничего низкого или недостойного себя, делая первый шаг и предлагая любовь и дружбу Помпею, которого вы, когда он еще был безбородым, провозгласили Великим и еще не участвующего в сенате признали заслуживающим триумфа».

13. Вот все, что в консульстве Красса достойно упоминания, цензорство же его оказалось совершенно бесцельным и безрезультатным, ибо он не произвел ни пересмотра списков сената, ни обследования всадников, ни оценки имущества граждан. Товарищем его по должности был Лутаций Катул, человек самый кроткий из всех римлян, и все же, когда Красс затеял опасное и несправедливое дело, намереваясь превратить Египет в данника римлян, Катул, говорят, воспротивился этому самым решительным образом. Отсюда возникло разногласие между ними, и они добровольно сложили с себя власть.

Во время важных событий, связанных с заговором Катилины и едва не приведших к ниспровержению государственного порядка в Риме, некоторое подозрение коснулось и Красса: нашелся человек, назвавший его заговорщиком, но никто этому не поверил. Правда, и Цицерон в одном из своих сочинений недвусмысленно винит Красса и Цезаря, но это сочинение было издано лишь после смерти их обоих. В другом же сочинении — «О консульстве» — Цицерон рассказывает, как Красс, явившись к нему ночью, принес письмо, касавшееся дела Катилины, и уже тогда подтвердил, что заговор существует. Как бы то ни было, Красс с тех пор питал постоянную ненависть к Цицерону, но открыто вредить последнему мешал ему сын. Ибо Публий, начитанный и любознательный, был привязан к Цицерону в такой степени, что, когда тот подвергся судебному преследованию, он вместе с ним сменил одежду на траурную и заставил сделать то же и других молодых людей. В конце концов он убедил отца примириться с Цицероном.

14. Цезарь же, едва возвратившись из провинции, стал готовиться к соисканию консульской должности. Он видел, что Красс и Помпей снова не ладят друг с другом, и не хотел просьбами, обращенными к одному, сделать себя врагом другого, а вместе с тем не надеялся на успех без поддержки обоих. Тогда он занялся их примирением, постоянно внушая им, что, вредя друг другу, они лишь усиливают Цицеронов, Катулов и Катонов, влияние которых обратится в ничто, если они, Красс и Помпей, соединившись в дружеский союз, будут править совместными силами и по единому плану. Убедив и примирив их, Цезарь составил и слил из всех троих непреоборимую силу, лишившую власти и сенат и народ, причем повел дело так, что те двое не стали сильнее один через другого, но сам он через них приобрел силу и вскоре при поддержке того и другого блистательно прошел в консулы. Цезарь превосходно управлял делами, и постановлением Народного собрания Красс и Помпей дали ему войско и послали в Галлию, засадив его таким образом как бы в крепость и полагая, что, закрепив за ним власть над доставшейся ему провинцией, они смогут без помехи поделить между собой все остальное. Помпея на этот шаг толкнуло его безмерное честолюбие, а к старой болезни Красса — корыстолюбию — из-за подвигов Цезаря присоединилась новая неудержимая страсть к трофеям и триумфам. Уступая Цезарю в этом одном и считая себя в остальном выше него, Красс не успокоился до тех пор, пока замыслы его не привели к его бесславной смерти и к народному бедствию.

Цезарь приехал из Галлии в город Луку, и туда же собрались многие из римлян, в том числе Красс и Помпей, которые частным образом сговорились с ним крепко держаться за власть и подчинить себе все управление: Цезарю предстояло остаться во главе своего войска, а Красс и Помпей должны были взять себе другие провинции и войска. Путь к этому был один — искать второго консульства, а для этого нужно было, чтобы Цезарь, в то время как они будут домогаться власти, помогал им, переписываясь с друзьями и посылая побольше воинов для подачи голосов в их пользу.

15. Вернувшись после этого в Рим, Красс и его сторонники встретили общую подозрительность: распространилась упорная молва, что не к добру было то свидание. Когда в сенате Марцеллин и Домиций спросили Помпея, намерен ли он выставить свою кандидатуру, тот ответил, что, быть может, он ее и выставит, а может быть, и нет. На вторичный вопрос о том же он сказал, что сделает это для добрых граждан, но не сделает для дурных. Помпей в ответах своих показался всем надменным и чванным, Красс же ответил скромнее, заявив, что если это может принести пользу государству, то он будет домогаться власти, в противном случае — воздержится. После такого ответа искать консульства решились и некоторые другие, в том числе Домиций. Но когда Красс и Помпей явно обнаружили свои намерения, иные из соискателей, испугавшись, отступили, Домиция же, своего родственника и друга, подбодрял Катон, увещая и побуждая не отказываться от надежды, так как ему предстоит бороться за общую свободу; ибо Помпею и Крассу нужна не консульская должность, а тиранния, и то, что ими делается, — не соискание консульства, а захват провинций и войск. Внушая все это и сам думая так, Катон привел Домиция на форум едва ли не против его воли, причем многие к ним примкнули. И немало удивлялись люди: «Почему Помпей и Красс вторично ищут консульства, почему опять оба вместе, почему не с кем-либо другим? Ведь у нас есть много мужей, несомненно достойных управлять делами вместе с Крассом или вместе с Помпеем». Устрашившись этих толков, пособники Помпея не остановились ни перед какими бесчинствами и насилиями и в довершение всего устроили засаду Домицию, еще до света спускавшемуся на форум в сопровождении других лиц, убили несшего перед ним факел, многих ранили, в том числе Катона, а прочих обратили в бегство и заперли в доме, после чего Помпей и Красс были избраны консулами. Вскоре они опять окружили курию вооруженными людьми, прогнали с форума Катона и убили нескольких человек, оказавших сопротивление; Цезарю они продлили власть на второе пятилетие, а себе из провинций выбрали Сирию и обе Испании. Был брошен жребий: Сирия досталась Крассу, испанские же провинции — Помпею.

16. Жеребьевка эта удовлетворила всех. Большинство народа желало, чтобы Помпей находился поблизости от города, да и Помпей, влюбленный в свою жену, намерен был проводить здесь большую часть времени. Красс же, как только выпал ему жребий, не мог скрыть своей радости, считая, что более блестящей удачи, чем на этот раз, у него еще не бывало. Перед народом и посторонними он еще как-то себя сдерживал, но среди близких ему людей говорил много пустого и ребяческого, не соответствующего ни его возрасту, ни характеру, ибо вообще-то он вовсе не был хвастуном и гордецом. Но тогда, возгордясь безмерно и утратив рассудок, уже не Сирией и не парфянами ограничивал он поле своих успехов, называл детскими забавами походы Лукулла против Тиграна и Помпея против Митридата, и мечты его простирались до бактрийцев, индийцев и до моря, за ними лежащего. Хотя в постановлении Народного собрания, касавшемся Красса, ничего не было сказано о парфянской войне, но все знали, что Красс к ней неудержимо стремится. К тому же Цезарь написал ему из Галлии, одобряя его намерения и поощряя его к войне. Так как народный трибун Атей обнаружил намерение препятствовать походу Красса и многие к нему присоединились, считая недопустимым, чтобы кто-либо пошел войной против людей, ни в чем не провинившихся, да притом еще связанных с Римом договором, Красс, испугавшись, обратился к Помпею с просьбой оказать ему поддержку и проводить его из города. Ибо велик был почет, каким пользовался Помпей среди простого народа. И на этот раз вид Помпея, идущего впереди со спокойным взором и спокойным лицом, успокоил толпу, собравшуюся было поднять крик и задержать Красса: люди молча расступились и дали им дорогу. Но навстречу выступил Атей и начал с того, что обратился к Крассу, умоляя не идти дальше, а затем приказал ликтору схватить и остановить его. Однако другие трибуны этому воспротивились, и ликтор отпустил Красса, Атей же подбежал к городским воротам, поставил там пылающую жаровню, и, когда Красс подошел, Атей, воскуряя фимиам и совершая возлияния, начал изрекать страшные, приводящие в трепет заклятия и призывать, произнося их имена, каких-то ужасных, неведомых богов. По словам римлян, эти таинственные древние заклинания имеют такую силу, что никто из подвергшихся им не избежал их действия, да и сам произносящий навлекает на себя несчастье, а потому изрекают их лишь немногие и в исключительных случаях. Поэтому и Атея порицали за то, что он, вознегодовав на Красса ради государства, на это же государство наложил такие заклятия и навел такой страх.

17. Красс прибыл в Брундизий. Море, как всегда зимою, было неспокойно, но Красс ждать не стал, отплыл и потерял в пути много судов. Собрав уцелевшую часть войска, он спешно двинулся сушей, через Галатию. Здесь застал он царя Дейотара, человека очень старого, занятого тогда основанием нового города. «Царь! — сказал он ему шутя, — в двенадцатом часу начинаешь ты строить». А галат, засмеявшись, ответил: «Да и ты, император, как я вижу, не слишком-то рано идешь на парфян». Крассу было за шестьдесят, а выглядел он еще старше своих лет.

На первых порах по прибытии на место течение дел отвечало надеждам Красса. Ибо он без труда навел мост через Евфрат, спокойно переправил войско и занял многие города в Месопотамии, сдавшиеся ему добровольно. В одном из них, где неограниченно правил некий Аполлоний, было убито сто римских солдат, после чего Красс привел к городу войско и, овладев им, разграбил все ценности, а жителей продал в рабство. Греки называли этот город Зенодотией. По случаю покорения его Красс позволил войску провозгласить себя императором, чем навлек на себя великий стыд, так как, удовлетворившись столь малым, показал, что у него нет никакой надежды совершить что-либо большее. Оставив в покоренных городах караульные отряды, общим числом в семь тысяч пехотинцев и тысячу всадников, сам Красс ушел в Сирию на зимние квартиры и, кроме того, — чтобы встретиться с сыном, который во главе тысячи отборных всадников прибыл от Цезаря из Галлии, украшенный знаками отличия за доблесть.

Можно полагать, что это было первой его ошибкой (если не считать самого похода, оказавшегося величайшей из ошибок): вместо того, чтобы идти вперед и занять Вавилон и Селевкию, города, неизменно враждебные парфянам, он дал врагам время подготовиться. Обвиняли Красса и за дела его в Сирии, которые подобали скорее дельцу, чем полководцу. Ибо не проверкою своих вооруженных сил занимался он и не упражнением солдат в военных состязаниях, а исчислял доходы с городов и много дней подряд взвешивал и мерил сокровища богини в Иераполе, предписывал городам и правителям производить набор воинов, а потом за деньги освобождал их от этой повинности. Всем этим Красс обесславил себя и заслужил презрение. И вот от этой самой богини, которую иные называют Афродитой, иные Герой, а иные считают причиной и естественной силой, породившей из влаги начала и зачатки всего и открывшей людям первоисточник всех благ, было ему первое знамение: при выходе из храма первым упал молодой Красс, а затем, запнувшись за него, упал и старший.

18. В то время как Красс стал уже стягивать войска, снимая их с зимних стоянок, к нему явились послы от Арсака с кратким извещением: они заявили, что если войско послано римским народом, то война будет жестокой и непримиримой, если же, как слышно, Красс поднял на парфян оружие и захватил их земли не по воле отечества, а ради собственной выгоды, то Арсак воздерживается от войны и, снисходя к годам Красса, отпускает римлянам их солдат, которые находятся скорее под стражей, чем на сторожевой службе. Когда же Красс стал хвастаться, что даст ответ в Селевкии, старший из послов, Вагиз, засмеялся и, показав ему на обращенную вверх ладонь, ответил: «Скорее тут вырастут волосы, Красс, чем ты увидишь Селевкию». Затем послы возвратились к царю Гироду и объявили, что предстоит война.

Между тем из городов Месопотамии, в которых стояли римские гарнизоны, явились, насилу вырвавшись оттуда, несколько солдат с тревожными вестями. Они видели собственными глазами целые скопища врагов и были свидетелями сражений, данных неприятелем при штурмах городов. Все это они передавали, как водится, в преувеличенно страшном виде, уверяя, будто от преследующих парфян убежать невозможно, сами же они в бегстве неуловимы, будто их диковинные стрелы невидимы в полете и раньше, чем заметишь стрелка, пронзают насквозь все, что ни попадается на пути, а вооружение закованных в броню всадников такой работы, что копья их все пробивают, а панцири выдерживают любой удар. Солдаты слышали это, и мужество их таяло. Раньше они были уверены, что парфяне ничем не отличаются ни от армян, ни от каппадокийцев, которых Лукулл бил и грабил, сколько хотел, считали, что самое трудное в этой войне — предстоящий долгий путь и преследование беглецов, ускользающих из рук, а теперь, вопреки надеждам, предвидели борьбу и большие опасности, так что даже некоторые из начальников полагали, что Крассу следовало бы остановиться и созвать совет, чтобы вновь обсудить общее положение дел. В числе их был и квестор Кассий. Да и гадатели тайно давали знать, что при жертвоприношениях Крассу постоянно выходят дурные и неотвратимые предзнаменования. Но Красс не обращал внимания ни на гадателей, ни на тех, кто советовал ему что-либо другое, кроме как торопиться.

_________________
Давайте лучше подумаем как править миром незаметно для санитаров.(c) :bounce: [smilie=bm.gif] [smilie=cq.gif]
Voin_Peruna писал(а):
А к тому принес ли Рюрик государственность - принес, правда она уже была.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #167  Добавлено: Чт сен 06, 2012 2:02 pm 
Не в сети
Рыцарь
Рыцарь

Зарегистрирован: Ср мар 16, 2011 8:16 pm
Сообщения: 659
Очки репутации: 11
Повысить репутацию
Koss писал(а):
Отсеяв все несостыковки, получаем - (упрощённо)была битва, в результате которой погиб Красс.
Тигран упоминается в историческом примере в речи Красса перед битвой.
Среди "действующих лиц" ни какого Тиграна не упоминается.


Ну уж извините, это проблемы Плутарха, что он не вникал в политическую конщктуру Великого Айка и не заметил, что Аратвазд был соправителем своего великого отца :)

Цитата:
Все битвы, о которых сообщает Плутарх, проходили не у реки.
Были ли армяне в парфянском войске? Возможно и были, но данных нет ни об их участии, ни об их количестве.


Армяне участвовали в битве:

1. в составе граждан царства Айоц Миджагетк (Осроена, Абгар)
2. в составе армии Великого Айка, которая с подашла с севера и закрыла путь отступления римлян на север.

Цитата:
Про бежавших с поля боя после гибели Красса у Плутарха ясно написано: "...Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись, но спаслись из них лишь немногие, остальных же выследили, захватили и убили арабы."


В указанное время арабские воинские контингенты действовали и в армии Великого Айка, и Айоц Миджагетк.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #168  Добавлено: Чт сен 06, 2012 2:46 pm 
Не в сети
Меченосец
Меченосец

Зарегистрирован: Пт ноя 27, 2009 6:47 am
Сообщения: 61
Откуда: Караганда
Очки репутации: 0
Повысить репутацию
Цитата:
В указанное время арабские воинские контингенты действовали и в армии Великого Айка, и Айоц Миджагетк.

каким же образом, и будьте так любезны привести источник вашего откровения

Цитата:
2. в составе армии Великого Айка, которая с подашла с севера и закрыла путь отступления римлян на север.

опять уж, потрудитесь привести источник сего, только не надо приводить "я так думаю и считаю", или "могли они".

зы. я так тоже могу сказать, что все человечество произошло от Адама, основываясь только на Библию.

Предупреждение. Не надо грубить. Никому.

_________________
Merde! La garde meurt mais ne se rend pas!

"Ешьте досыта, ибо вечером мы будем пировать у Аида!!!!!!!!"

"Viva la muerte, y muera la inteligencia!"

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #169  Добавлено: Чт сен 06, 2012 3:54 pm 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт мар 30, 2010 1:37 pm
Сообщения: 390
Очки репутации: 20
Повысить репутацию
:D Ну что, Лион, снова "скрестим наши шпаги" в анализе источников..., всё тех же и по тому же вопросу :roll:
Lion писал(а):
Ну уж извините, это проблемы Плутарха, что он не вникал в политическую конщктуру Великого Айка и не заметил, что Аратвазд был соправителем своего великого отца :)

Давайте проболемы Плутарха оставим ему самому ;) Когда было написано "Жизнеописание" Плутарха и когда Хоренаци сотворил свой труд? Кто такой Тигран, о котором упоминает Мовсес Хоренаци? Годы жизни, по разным источникам, будте добры. Ну и за одно, датировку событий, касающихся Красса, тоже, на всякий случай, по разным источникам.
Lion писал(а):
...Аратвазд был соправителем своего великого отца :)

Этому есть документальное подтверждение? Названия источников и цитаты из них пожалуйста.
Lion писал(а):
Армяне участвовали в битве:

1. в составе граждан царства Айоц Миджагетк (Осроена, Абгар)

Под чьим подданством или вассалитетом оно было, этому есть документальные подтверждения?
Lion писал(а):
2. в составе армии Великого Айка, которая с подашла с севера и закрыла путь отступления римлян на север.

Где, в каком источнике/источниках это говорится? Плутарх пишет:
Цитата:
30. Сурена, видя, что парфяне уже не с прежним пылом идут навстречу опасности, и сообразив, что если с наступлением ночи римляне окажутся среди гор, то задержать их будет невозможно, решил взять Красса хитростью.
33. В то время, как все это происходило, Гирод уже примирился с Артабазом Армянским и согласился на брак его сестры и своего сына Пакора...
далее идёт описание пира.
Lion писал(а):
В указанное время арабские воинские контингенты действовали и в армии Великого Айка, и Айоц Миджагетк.

Это где-то отражено, зафиксировано документально? У Плутарха об арабах и их предводителе написано:
Цитата:
21. Пока Красс все это обдумывал и взвешивал, явился вождь арабского племени по имени Абгар, человек лукавый и коварный, ставший для Красса и его войска самым большим и решающим злом из всех, какие судьба соединила для их погибели... А теперь он был подослан военачальниками парфянского царя с тем, чтобы, сопутствуя Крассу, попытаться завлечь его как можно дальше от реки и холмов на необъятную равнину...

22. Итак, варвар, убедив Красса и отвлекши его от реки, вел римлян по равнине — дорогой, сначала удобной и легкой, а затем крайне тяжелой: на пути лежали глубокие пески, и трудно было идти по безлесным и безводным равнинам, уходившим из глаз в беспредельную даль. Воины не только изнемогали от жажды и трудностей пути, но и впадали в уныние от безотрадных картин: они не видели ни куста, ни ручья, ни горного склона, ни зеленеющих трав — их взорам представлялись морю подобные волны песков, окружавшие войско со всех сторон. Уже в этом проглядывал коварный замысел...

...28. ... До Сурены дошло ложное известие, будто Красс с лучшей частью войска бежал, а толпа, которая стеклась в Карры, — не что иное, как не стоящий внимания сброд. Итак, полагая, что плоды победы потеряны, но все еще сомневаясь и желая узнать истину, дабы решить, оставаться ли ему на месте и осадить город или преследовать Красса, оставив жителей Карр в покое, — Сурена подослал к городским стенам одного из бывших при нем переводчиков с поручением вызвать, изъясняясь по-латински, самого Красса или Кассия и передать, что Сурена желает с ними встретиться для переговоров. Переводчик сказал, что требовалось, слова его были переданы Крассу, и тот принял предложение, а [b]вскоре явились от варваров арабы
, хорошо знавшие в лицо и Красса и Кассия, так как до сражения они побывали в римском лагере. Увидев стоящего на стене Кассия, они сообщили, что Сурена готов заключить с римлянами перемирие и дать им беспрепятственно уйти, если они дружественно относятся к царю и покинут Месопотамию: он уверен, что это будет для обеих сторон выгоднее, чем доводить дело до последней крайности. Кассий согласился и потребовал, чтобы было назначено место и время для свидания Красса с Суреною. Арабы, пообещав все исполнить, ускакали.

31. ...Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись, но спаслись из них лишь немногие, остальных же выследили, захватили и убили арабы.

То есть, говорится о том, что арабы были при Сурене(парфянском военнокомандующем). Только ненадо говорить, что он был армянином и тайно служил армянскому царю, эти фантазии несерьёзны.

Лион, Вы, вообще, читали те цитаты, которые я выкладывал? Там и описание событий, и предыстория. Из этих цитат видно, что Плутарх выделяет армян и не армян, и приводит их государственную идентификацию.

_________________
Давайте лучше подумаем как править миром незаметно для санитаров.(c) :bounce: [smilie=bm.gif] [smilie=cq.gif]
Voin_Peruna писал(а):
А к тому принес ли Рюрик государственность - принес, правда она уже была.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #170  Добавлено: Пн сен 10, 2012 1:35 am 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Немного о Хоренаци и его книге. Уже давно замечено, то что в написании своей книги, он брал доступных для него греческих историков, вставлял мифологичные армянские персонажи, вообщем, занимался компиляцией на свой, армянский лад. К примеру, близость текста 21 главы I книги к тексту хроники Евсевия Кесарийского, который в свою очередь позаимствовал рассказ у Ктесия и Диодора Сицилийского (II.XXIV). Сравним отрывки:
"Некто Варбак, родом мидиец, человек добродетельный по мужеству своему и прекрасным качествам души, был военачальником мидийцев, один из тех, которые ежегодно отправлялись в город Нина. Во время своего военачальства, при личном свидании с полководцем вавилонским он подружился с ним и, будучи упрашиваем им, он сокрушил царство Ассирийское...
...Тоннос Конхолерос, которого греки называли Сарданапалом, потерпев поражение от Варбака и Белесиса, предал себя в жертву пламени... Отняв царство ассирийское, Варбак назначил Белесиса царем над вавилонянами, а сам перенес престол в Мидию.
"
/Евсевий Кесарийский/
*Белесис - никто иной как Набопаласар, а Сарданапал собирательное имя последних ассирийских царей в греческой традиции.

"Оставим несущественное и расскажем необходимое. Послед­ним из тех, кто жил при ассирийском владычестве после Шамирам или Нина, я назову нашего Паруйра при Сарданапале, который оказал немалую помощь мару Варбаку в овладении царством Сарданапала.
Варбак, родом мидиец, из незначительных окраинных мест этой недоступной области, хитрейший в житейских делах и отважный в бою, узнав о робком нраве, сластолюбивой слабохарактерной лености Тоноса Конколероса, умножает щедростью своего нра­ва и руки число своих друзей среди храбрых и полезных людей, благодаря которым Ассирийская держава в то время управлялась с особенно большой твердостью. Привлекает к себе и храброго на­шего нахарара Паруйра, обещая ему царские почести и знаки. Собирает полчища храбрых мужей, искусно владеющих копьем, луком и мечом. Таким образом он завладевает царством Сардана­пала и властвует над Ассирией и Ниневией. Но оставив других управлять Ассирией, он переносит (центр) государства в (Страну) мэров.
"
/Хоренаци. I. 21/

Как видим сопоставление текстов показывает близкое сходство, с той лишь разницей, что Хоренаци ничего не говорит о Белесисе, а приводит рассказ об армянском князе Паруйре. Этого сопоставления текстов в принципе вполне достаточно, чтобы считать сведения армянского историка недостоверными. Можно предположить, что Хоренаци в свой текст включил сведения, взятые им из хроники Евсевия, вставив в них рассказ о выдуманном им Паруйре, сыне Скайорди. Получается забавная цепочка, изначальный текст Ктесия, кстати, тот ещё фантазер, переписан Диодором Сицилийским, того в свою очередь компилирует Евсевий Кесарийский, далее Мар Аббас Катина, и уже затем Хоренаци. Я уж не говорю, что гораздо логичнее просто взять и прочитать хронику Гэдда (Вавилонская хроника), все таки первоисточник, ну уж на крайний случай Ктесия, но читать Хоренаци и верить в точность его изложения, это уж совсем наивно и глупо получается.

Можно привести ещё массу примеров из книги Хоренаци, но не вижу особого смысла, все ведь итак очевидно, достаточно посмотреть любую монографию на эту тему. К примеру глава 16 из книги Мовсеса, переписана из рассказов Иосифа Флавия, Диодора и Евсевия, с вольными добавлениями, ну и т.д.. Вообщем, Хоренаци ещё тот европоцентрист :buba

P.S. Хроника Евсевия, извиняюсь но только на латинском
http://image.ox.ac.uk/show?collection=m ... ript=ms315

или отрывки на английском
http://www.attalus.org/translate/eusebius1.html#123


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #171  Добавлено: Пн сен 10, 2012 12:21 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Теперь разберем Паруйра и откуда Хоренаци взял этот персонаж т.к. он особо интересен тем, что все упоминаемые ранее Мовсесом Хоренаци цари, не более чем этнонимы народа и географических областей Армении т.е. попросту - полностью мифологичны (Хайк, Араманеак, Арамаис, Амасия, Гелам, Харма, Арам, Ара Прекрасный).

Цитата:
10. О восстании Хайка.
11. О сражении и о смерти Бела.
12. О происшедших от Хайка родах и потомках и о деяниях каждого из них.
13. О войне и о победе над жителями Востока и о смерти Нюкара Мадеса.
14. О войне с ассирийцами и победе; о Пайаписе Каалеа и Кесарии и о Первой и прочих Армениях.
15. Об Ара и его гибели в войне с Шамирам.
16. О том, как после смерти Ара Шамирам строит город, речную плотину и свой дом.
17. О том, почему Шамирам истребила своих сыновей и как бежала от мага Зрадашта в Армению и умерла от руки своего сына Ниния.
18. О том, что действительно сначала имела место война Шамирам в Индии, а потом уже — ее смерть в Армении.
19. О том, что произошло после смерти Шамирам.
20. Об Араевом Ара и о том, что сыном его был Анушаван Сосанвер.
21. Паруйр, сын Скайорди, первым становится царем Армении; он помогает мару Варбаку завладеть царством Сарданапала.


Обратим внимание на то, из чего это склепано. Начальный сюжет - это деяния ЭПОНИМОВ - Хайка (эпоним армян ) и Бела, который и вовсе аккадский бог (точнее, аккадское имя сначала Эллиля, потом Мардука), в данном случае эвгемеризованный в правителя.

Второй сюжет - это войны некоего армянского царя Ары против ассирийцев Семирамиды, его поражение от Семирамиды и ассирийское завоевание Армении. И в самом деле, в IX в. (когда правила Саммурамат) ассирийцы воевали с владыкой Армянского нагорья Араму, только он был урартским царем, этот Араму, и правил за полвека до Саммурамат. При самой Саммурамат никого на севере ассирийцы не завоевывали.

И третий сюжет - это что Армения вновь освободилась и стала независимой при падении Ассирии, а именно при Паруйре, сыне Скайорди, современнике Ашшурбанапала. Далее уже ижет непрерывный сюжет. Именно Паруйр называется первым царем Армении (хотя, казалось бы, уже были и Хайк, и Ара).

Мораль: древнеармянская историческая память на деле не идет вглубь дальше этого самого Паруйра - то есть армяне не помнят себя дальше времен падения Ассирии и считали, что именно тогда возникла их полития (реликтом этой точки зрения и является именование Паруйра первым армянским царем) . Когда же армянские авторы стали искусственно достраивать свою историю вглубь, им пришлось комплектовать эту более древнюю "свою" историю из эпизодов истории УРАРТСКОЙ (сюжет об Аре) да из заведомо неисторичных легендах об эпонимах и эвгемеризованных божествах (Сюжет о Хайке и Беле).

/Немировский А.А./
http://www.historica.ru/index.php?showt ... t&p=264545

У Мовсеса сказано, что Паруйр был сыном Скайорди, причем в некоторых рукописях "Истории Армении" это имя пишется раздельно: "скай" и "орди". В переводе оно означает "сын исполина" или "сын скифа/сака", ещё лет 100 назад было отмечено, что армянское слово "hcka" - великан - связано с названием скифов-саков. И вот что интересно, в истории действительно существовал скифский царь Партатуа, память о нем и его деятельности в Азии в трансформированном виде сохранилась в устной традиции народов Закавказья. На сходство имен Паруйра и Партатуа указывал ещё Гр. Капанцян. Так он писал: "...при этом исходной формой имени Parojr следует считать Prodod, отмечу также на связь царя Паруйра со скифами, которая содержится в имени его отца Скайорди, с очевидной этимологией как ска—сака+орди, дословно сын сака." Сохранилась ли память о саках в Армении ? А то помнится Лион мне утверждал, что это невозможно; НО видимо, не обладая хорошей памятью, абсолютно забыл об области - Сакасена (Շակաշեն). Открываем Страбона и читаем: "... Саки совершали набеги подобно киммерийцам и трерам; одни набеги были дальние, другие же — на близкое расстояние. Так они захватили Бактриану и завладели лучшей землей в Армении, которой они оставили название от своего имени — Сакасена" /Страбон. География, XI, 4/

В результате что получается, что Паруйра, совсем и не армянский царь, а в действительности царь скифов, просто его мифологичный образ сохранился ещё во времена Хоренаци, а последний исправив текст Евсевия вставил его туда, назвав при этом Паруйра царем Армении. Вопрос, чего достоверного можно извлечь из сочинения Хоренаци по эпохе ранее 6в. до н.э. ? Только лишь то, что царь скифов Партатуа, хорошо запомнился на Кавказе, и что его образ трансформировавшийся в правителя Армении был известен не менее тысячелетия.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #172  Добавлено: Пн сен 10, 2012 2:07 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Соответственно, следует ещё один момент упомянуть, он хоть и очевиден, но видимо не всем. Если бы Хоренаци пользовался при написании истории Армении, не только греко/римскими авторами, а ещё и подлинными первоисточниками т.е. клинописными текстами, которые до него естественно не дошли, то вместо таких персонажей как Сарданапал, Тонос Конколерос, Варбак которые упомянуты в связи с Паруйром: у Мовсеса говорилось бы о Киаксире, Ашшурбанипале или Ашшурэтилилани, но ничего этого нет. Следовательно, более чем очевидно, что Хоренаци был типичным компилятором, беря за основу сочинения греческих авторов, в частности Евсевия, и накладывал на него мифологичных персонажей, присваивая последним статус царей Армении. Почему Евсевия, то тут все очень просто, достаточно вспомнить, что греческий оригинал его труда был утерян, но обе части сохранены в переводе на армянский, в 1787 г. манускрипт был обнаружен в Иерусалиме и переведён на латинский. То есть, Хоренаци, кстати, изучавший греческий, с эти трудом был явно знаком, что в принципе и без этого очевидного исходя из приведенных выше отрывков.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #173  Добавлено: Пн сен 10, 2012 2:59 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Специально для такого персонажа как Лион, чтобы не писал по обыкновению всякой глупости и гадости, комментируя моё сообщение на другом ресурсе следующим пассажем:
Lion писал(а):
Такие сопостовления можно десятками приводить и это лишь индивид, с уровеньем антиармянизма нашего "уважаемого друга", может видить здесь что-то подазрительное Судите сами!

ayoe писал(а):
Можно предположить, что Хоренаци в свой текст включил сведения, взятые им из хроники Евсевия, вставив в них рассказ о выдуманном им Паруйре, сыне Скайорди.

Каждый думает по мере своей испорченности - видимо наш индивид, который не рискует даже представится, поступил бы именно так. И это нечего, что Хоренаци скурпулезно проверяет все свои сведения, сопоставляет их, скурпулезно говорит о своих источниках, а там, где не уверен, не навязивает свое мнение читателю.
ayoe писал(а):
Получается забавная цепочка, изначальный текст Ктесия, кстати, тот ещё фантазер, переписан Диодором Сицилийским, того в свою очередь компилирует Евсевий Кесарийский, далее Мар Аббас Катина, и уже затем Хоренаци. Я уж не говорю, что гораздо логичнее просто взять и прочитать хронику Гэдда (Вавилонская хроника), все таки первоисточник, ну уж на крайний случай Ктесия, но читать Хоренаци и верить в точность его изложения, это уж совсем наивно и глупо получается.

Да, да, подрядчик турко-азеров Вы наш, продолжайте бредить, все это очень забавно И не забивайте, что Вам не хватило духа представится...


Наш "доблестный армянский рыцарь", слепо верующий в непогрешимость Хоренаци, даже не знает, что первым кто обратил внимание на сходство текстов Хоренаци и Евсевия и на вставку вместо Белесиса в текст мифологичного персонажа Паруйра, был далеко не "турко-азер", а обычный армянский историк Халатьянц Г. в своей книге - "Армянский эпос в "Истории Армении" Моисея Хоренского М., 1896. С.145-146., потом эти сведения подтвердил Gadd G.J. The Fall of Niniveh. London - Oxford, ну и т.д.. Вообщем, вся наука, включая армянскую поголовно заражено антиармянизмом, как выясняется :buba Впрочем итак понятно, когда персонажу нечего сказать, он пускается в оскорбления, диагноз однако [smilie=bk.gif]

P.S. Для желающих приобрести книгу Халатьянца, нет проблем - репринт по требованию за семьсот с копейками рублей.
http://www.colibri.ru/binfo.asp?ch=1&cod=909752


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #174  Добавлено: Пн сен 10, 2012 3:22 pm 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт мар 30, 2010 1:37 pm
Сообщения: 390
Очки репутации: 20
Повысить репутацию
[smilie=df.gif] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif]
Lion писал(а):
И это нечего, что Хоренаци скурпулезно проверяет все свои сведения, сопоставляет их, скурпулезно говорит о своих источниках, а там, где не уверен, не навязивает свое мнение читателю.

[:пальмалицо:] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif]
Цитата:
Хотя годы жизни потомков Хама вплоть до Нина[33] нигде и не значатся либо же не дошли до нас, в точности (не исчислены) и (годы) самого Нина, (годы) же нашего Иафета совершенно неизвестны, тем не менее приведенное родословие надежно

О как!! Сам Мовсес Хоренаци, между прочим :lol:

_________________
Давайте лучше подумаем как править миром незаметно для санитаров.(c) :bounce: [smilie=bm.gif] [smilie=cq.gif]
Voin_Peruna писал(а):
А к тому принес ли Рюрик государственность - принес, правда она уже была.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #175  Добавлено: Пн сен 10, 2012 3:35 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Koss писал(а):
[smilie=df.gif] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif]
Lion писал(а):
И это нечего, что Хоренаци скурпулезно проверяет все свои сведения, сопоставляет их, скурпулезно говорит о своих источниках, а там, где не уверен, не навязивает свое мнение читателю.

[:пальмалицо:] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif] [smilie=df.gif]
Цитата:
Хотя годы жизни потомков Хама вплоть до Нина[33] нигде и не значатся либо же не дошли до нас, в точности (не исчислены) и (годы) самого Нина, (годы) же нашего Иафета совершенно неизвестны, тем не менее приведенное родословие надежно

О как!! Сам Мовсес Хоренаци, между прочим :lol:

Между прочем сам Мовсес откровенно писал, что:
1) армянских летописей до написания его книги не существовало
"...При этом я отмечаю также, что если жившие до нас и нынеш­ние вельможи и правители Армянской страны не повелели мудре­цам, вероятно, имевшимся в их окружении, составить такого рода летописи и не подумали прибегнуть для этой цели к помощи чуже­земной мудрости, а ты ныне на наших глазах совершаешь все это, то ясно, что именно ты должен быть признан самым возвышенным из всех твоих предшественников, заслуживающим самых высоких похвал и достойным включения в подобные летописи..."
/Хоренаци I.1./
2) И что он в своем сочинительстве пользовался текстами греческих авторов
"...Пусть никто не удивляется тому, что хотя, как это общеизвест­но, историки имеются у многих народов и, в особенности, у персов и халдеев, и у них сохранилось больше упоминаний о разнообраз­ных событиях, касающихся нашего народа, мы отметили только греческих историков и обещали представить в нашем родословии именно их указания..."
/Хоренаци I.2/

Исходя из того, как он "добросовестно" использовал их указания, вставив вместо Белесиса (Набопаласара), мифологичного Паруйра, который как оказалось и вовсе не царь Армении, а царь скифов: из всего из этого можно понять, чего стоит сочинение Хоренаци с исторической точки зрения.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #176  Добавлено: Пн сен 10, 2012 3:43 pm 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт мар 30, 2010 1:37 pm
Сообщения: 390
Очки репутации: 20
Повысить репутацию
Дело в том, что я привёл цитату из начала его книги, где он выводит происхождение армянского народа и армянских царей(принципиальный вопрос для армянских "исторегов"), где он пишет, что данных нет!, но родословная верна. [smilie=bk.gif]

_________________
Давайте лучше подумаем как править миром незаметно для санитаров.(c) :bounce: [smilie=bm.gif] [smilie=cq.gif]
Voin_Peruna писал(а):
А к тому принес ли Рюрик государственность - принес, правда она уже была.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #177  Добавлено: Пн сен 10, 2012 3:47 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Koss писал(а):
Дело в том, что я привёл цитату из начала его книги, где он выводит происхождение армянского народа и армянских царей(принципиальный вопрос для армянских "исторегов"), где он пишет, что данных нет!, но родословная верна. [smilie=bk.gif]

Я понял, просто хотелось дополнить этот пост, то как Хоренаци "...представил в нашем родословии именно их указания" т.е. греческих историков. И то как он их представил, видимо, "скрупулезно проверяя факты". Взял одного персонажа убрал и никого-нибудь, а Набопаласара, и вставил Паруйра, назвав его при этом царем Армении...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #178  Добавлено: Пн окт 29, 2012 4:35 pm 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт окт 26, 2010 1:15 pm
Сообщения: 383
Очки репутации: 8
Повысить репутацию
Как известно Паруйр правил при царе Мидии Варбаке , а Варбак правил до царя Ассирии Пуа, то есть до Тукульти-апал-Эшара III (745-727гг. д.н.э. ). Например у римского историка Юстина можете про это прочесть. А Набопаласар правил 626-606гг. д.н.э. в Вавилоне. События описываемые Хоренацим происходили в VIII -ом веке до н.э. А 612г. д.н.э. из армянских царей был союзником Киаксара и Набопаласара Хайк III Хайкак (625-585гг. д.н.э.) , кто основал династию Ервандидов, младшую ветвь династии Гайкидов.

_________________
Изображение

Нахичевань - это Армения!!!

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #179  Добавлено: Пн окт 29, 2012 10:19 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Чт ноя 16, 2006 2:45 pm
Сообщения: 688
Откуда: Петербург
Очки репутации: 67
Повысить репутацию
Артаван писал(а):
Как известно Паруйр правил при царе Мидии Варбаке , а Варбак правил до царя Ассирии Пуа, то есть до Тукульти-апал-Эшара III (745-727гг. д.н.э. ). Например у римского историка Юстина можете про это прочесть. А Набопаласар правил 626-606гг. д.н.э. в Вавилоне. События описываемые Хоренацим происходили в VIII -ом веке до н.э. А 612г. д.н.э. из армянских царей был союзником Киаксара и Набопаласара Хайк III Хайкак (625-585гг. д.н.э.) , кто основал династию Ервандидов, младшую ветвь династии Гайкидов.

А смысл ссылаться на Хоренаци, если его сведения недостоверны, в сообщениях выше, это прекрасно показано. Теперь по поводу Паруйра, такого правителя клинописные источники не знают, существовал правда Партатуа, царь скифов. Конечно, на сходство имен Паруйра и Партатуа указывал ещё Капанцян, но это говорит скорее о том, что этот скифский царь оставил особый след в фольклоре Армении и Кавказа, никакого отношения к сообщениям Хоренаци он очевидно не имеет. Также ничего первоисточники не знают, не о каком Хайке 3 и Армянском царстве, и тем более о союзе с Мидией. Мидийская династия по Мовсесу насчитывает 8 царей: четыре имени - Варбак, Модакес, Сосармос, Артикас, названные им первыми в мидийском царском списке, - взяты у Ктесия: остальные четыре - Деокис, Праортис, Кваксарес, Аждахак/Астиаг - у Геродота. Но как известно, царей в Мидийском царстве было всего 4, просто Хоренаци позаимствовав их имена у двух разных авторов, внес присущую его сочинению недостоверность. Так, что давайте вы его цитировать применительно к тому времени не будете т.к. это мягко говоря глупо.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Мовсес Хоренаци
Сообщение #180  Добавлено: Вт окт 30, 2012 10:07 am 
Не в сети
Оруженосец
Оруженосец

Зарегистрирован: Вт окт 26, 2010 1:15 pm
Сообщения: 383
Очки репутации: 8
Повысить репутацию
Как вижу Вы только принимаете клинописные тексты. А почему же , когда господин Артак Мовсисян на основе этих же клинописных текстов доказывает свои гипотезы, Вы их не принимаете? К стати вот несколько видеофайлов :
http://video.yandex.ru/users/martiros-shahbazyan/tag/artak%20movsisyan/
http://rutube.ru/video/fb7abc5180a25d67a28d847cb088e0f5/

_________________
Изображение

Нахичевань - это Армения!!!

Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 209 ]  На страницу Пред.  1 ... 6, 7, 8, 9, 10, 11  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: Bing [Bot]


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB

    Total War, Paradox Interactive, Mount & Blade, Civilization, War Leaders,      ,           Mount & Blade ??????? Black Shine, ? ????? ???????, ??????? ? 3D ????????????? ?i?? Total WarThe way of war.   Total War     -