На главную страницу
сайта

Крупнейший сайт о стратегиях, военных играх, военной истории и кино.Фан клубы Total War, Цивилизация, Warband и других. Огромная копилка модов.
ОЧЕРКИ
ИСТОРИИ И ВОЙН

На internetwars.ru

История войн. Неизвестные сражения. Исторические личности. Популярная история.
История войн. Неизвестные сражения. Великие полководцы. Исторические личности.



На главную страницу раздела

НАШ
ИСТОРИЧЕСКИЙ
ФОРУМ

ВОЙНА ИЗ ЗА УХА ДЖЕНКИНСА
Исторический очерк Александра Морозова
Вряд ли в истории войн можно найти другую, которая носила бы столь необычное название. Однако, вопреки ему, она не была карликовым военным конфликтом, как может показаться. Война охватила обширный морской и сухопутный театры, от Южной Америки, до Северной. Были в ней и действительно крупные сражения, и совсем мелкие, но очень экзотические. Чего стоит только название "Битва на Кровавом болоте", например. Интересна война и тем, что поражения терпели и та, и другая сторона, а в итоге победитель так и не определился. Воюющие стороны в целом остались в своих границах.

ПЕРЕД ВОЙНОЙ. РАССТАНОВКА СИЛ В КОЛОНИЯХ
Из за чего началась эта война и кто такой Дженкинс, и при чем здесь его ухо?
Война эта разразилась, конечно же, не из-за этого пресловутого уха. Если говорить упрощенно, то это была попытка Англии расширить границы своей колониальной империи за счет другой империи - испанской монархии. Несмотря на то что Испания к тому времени, а именно, началу XVIII века, прошла свой "Золотой век", она все еще владела огромными территориями в Южной Америке, Центральной и даже Северной. Англия же утвердилась только в Северной и частично на островах Карибского Моря.
Война из за уха Дженкинса. Джеймс ОглторпДжеймс Оглторп
В Северной Америке Англия чувствовала себя наиболее уверенно, здесь у нее было 12 колоний, у Испании - только 2: Флорида на юге и Нью-Мехико далеко на западе материка.
В 1733 году на американской карте появилась еще одна (и последняя) английская колония, Джорджия, тринадцатая по счету. Своим рождением она обязана бывшему офицеру британской армии Джеймсу Оглторпу, а ее географическое положение, между реками Аламаха и Саванна было продиктовано прежде всего военными соображениями. Джорджия, получившая свое название в честь короля Георга-II, закрывала единственное белое пятно, еще разделявшее на южном побережье британские и испанские владения. В 1739 году в ней уже проживало около 2000 человек. Понимая, что соседство с испанцами грозит военными столкновениями, Оглторп даже специально навербовал в Англии несколько сот шотландцев, издавна слывших превосходными воинами, чтобы сформировать из них костяк своего ополчения.
Испания давно пережила пик своей славы, испанская монархия одряхлела, утратила былую мощь. Разительный контраст: население Новой Англии выросло с 200000 в 1689 году до 400000 в 1715-м. В то же время во Флориде Испания как и полтора века назад владела только городом Сан-Августин (совр. Сент-Огастин), который основал еще генерал Менендес в 1565 году. Его население составляло всего 1500 человек и они были по сути своей военными поселенцами, вся экономика Сан-Августина была подчинена одной цели – обеспечивать провизией и поддерживать в исправном состоянии свой форт - испанскую цитадель во Флориде, «Кастилло де Сан-Маркос», гарнизон которого в мирное время не превышал 250 солдат. Еще одно крошечное поселение, Пенсакола, находилось к юго-западу от Флориды. Вся остальная часть огромного полуострова оставалась во владениях его исконных обитателей, индейцев, и только испанские католические миссии в индейских селах поддерживали здесь испанское присутствие.
Во время войны Королевы Анны (см. книгу) Испания выступила на стороне Франции, что привело к первому столкновению англичан и испанцев в Северной Америке. Губернатор Каролины Джеймс Мур, ранее отличившейся в войне с тускарора, собрал 500 ополченцев и 300 союзных индейцев племени Ямаси и на 8 кораблях по морю вторгся во Флориду, легкомысленно рассчитывая, что легко возьмет Сан-Августин. Он действительно взял его, но ему достался пустой город. Все население укрылось в огромном форте «Кастилло де Сан-Маркос», в изобилии обеспеченном провизией на долгую осаду. Мур простоял у его стен два месяца, в тщетной надежде сломить защитников голодом, но его маленькая армия страдала от нехватки провианта больше, чем осажденные. Мур послал на Ямайку за мортирами, но не дождался их. В конце-концов к испанцам на помощь подошел с линейный корабль и англичанам пришлось отступить, уничтожив свои собственные корабли, оказавшиеся в ловушке. Перед уходом они сожгли город.
Пытаясь восстановить свою репутацию, Мур собрал новое войско, в нем было только 50 белых, но почти тысяча союзных индейцев. С этой дикой армией губернатор разорил 13 католических миссий к западу от Сан-Августина и увел в рабство несколько сот живших при них индейцев.
Испанцы пытались нанести ответный удар. На пяти кораблях они переправили с Кубы отряд с целью захватить Чальзтаун (совр. Чарльстон) в Южной Каролине. Городская милиция сумела отразить нападение и даже захватить 230 пленных.
Утрехтский мир положил конец войне, но взаимная неприязнь и близость в этом регионе колониальных границ побуждали обе стороны предпринимать шаги по обеспечению своей безопасности, в Каролину в порядке исключения была направлена из Англии рота регулярных войск.

ПРИЧИНЫ И НАЧАЛО ВОЙНЫ
В 1729-1729 году в Европе вспыхнула новая война, Испании противостоял альянс четырех государств: Англии, Франции, Нидерландов и Священной Римской Империи. Война длилась всего несколько месяцев, на Америке практически не отразилась и официально закончилась подписанием в 1729 году мирного договора в Севилье. В нем содержался пункт, заложивший основы нового конфликта. По Севильскому договору Испания запрещала торговлю иностранным купцам в своих колониях, за исключением небольших квот. Испанская береговая охрана, «гуарда коста», получала право останавливать, досматривать и задерживать иностранные суда, заподозренные в контрабанде (англичане со своей стороны имели право досматривать испанские корабли). Но английские купцы повсеместно нарушали установленные лимиты торговли. Одним из таких контрабандистов был Роберт Дженкинс. Он попался при попытке провезти во Флориду груз контрабандных товаров и, можно сказать, легко отделался. Его могли бросить в тюрьму, но отпустили. Без одного уха. Второе, чтобы впредь неповадно было, испанский офицер отрубил саблей. Дженкинс спрятал ухо в носовой платок и хранил на протяжении семи лет. С этим ухом он и попал на страницы истории.
Англия была обеспокоена слабостью своего юго-западного фланга в Америке. Оглторп назначался главнокомандующим всех объединенных сил на южном побережье, Каролины и Джорджии. На базе уже стоявшей здесь роты стал формироваться полк, причисленный к регулярной британской армии под
N 42-го пехотного. Чтобы обезопасить себя от индейцев и обозначить границы колонии, Оглторп построил несколько мелких фортов, один из которых, Форт-Августа, располагался всего в 125 милях от испанского Сан-Августина. Испанцы выразили резкий протест, даже судили и приговорили к виселице своего губернатора Франсиско Санчеса за то, что тот самовольно договорился с Оглторпом о новых границах. Страсти накалялись и очень скоро Джорджия и Флорида стали театром военных действий.
К 1738 году в отношениях между двумя монархиями назрел кризис. Испанцы удерживали несколько английских торговцев, заподозренных в контрабанде, в том числе двух агентов влиятельной торговой Компании Южного Моря в Панаме, Хэмфри и Райта. Лондон требовал их освобождения. Конфликт стал темой обсуждения в английском парламенте. Наиболее агрессивное его крыло, возглавляемая Эдуардом Верноном, стояло за новую войну с Испанией. Очень кстати под руку подвернулся Роберт Дженкинс. Его заслушали в палате общин, где он, достав из кармана засушенное ухо, продемонстрировал его как доказательство испанских зверств. Расчувствовавшиеся парламентарии проголосовали за войну.
Мадрид попытался предотвратить ее и в последний момент предложил крупную компенсацию – в 95000 фунтов, чтобы компенсировать убытки английских купцов. Но искушение отобрать у слабой Испании ее богатые колонии было слишком велико. Лондон отверг контрибуцию и 23 октября 1739 года была объявлена война с самым необычным названием в истории войн – «Война из-за уха Дженкинса».

ПЕРВЫЕ ОПЕРАЦИИ ВЕРНОНА - ЗАХВАТ ПОРТО БЕЛЛО
Портрет Эдурда Вернона. Война из за уха Дженкинса.  Портрет Эдурда Вернона
Вернон, заявивший публично, что может захватить испанский порт в Панаме – Порто Белло (в наше время – Портобело), был назначен адмиралом и главнокомандующим всеми английскими силами в Южном Море (Карибское море). Рассматривать только военные действия в Америке в данном случае было бы неверно, поскольку события взаимосвязаны и мы не получим полной картины. Поэтому мы дадим полную хронику конфликта. Сразу замечу, что в военных действиях в Карибском бассейне непосредственно участвовали и английские колонии в Северной Америке. Им предписывалось, как обычно за свой счет собрать вспомогательную армию, которую Вернон собирался посадить на свои корабли.
Базой для сбора британских сил стала английская Ямайка с ее удобной гаванью в Порт-Рояле (не будем путать с французским Порт-Роялем). В ноябре Вернон вывел отсюда эскадру в составе только 6, как он и обещал, линейных кораблей: двух семидесятипушечных, «Хэмптон Корт», «Бурфорд», 3-х шестидесятипушечных - «Принцесса Луиза», «Стрэдфорд», «Уорчестер», и пятидесятипушечный «Норвич» - всего 370 орудий, 2735 моряков и 240 солдат. Вернон держал флаг на «Хэмптон Корт».
В конце ноября эскадра появилась в виду Порто Белло, подступы к которому защищал форт Сан-Фелипе с гарнизоном в 300 солдат и 100 пушек крепостной артиллерии. В бухте находилось несколько мелких судов «гуарда коста» – береговой охраны, но губернатор высадил их экипажи и направил в помощь гарнизону Сан-Фелипе.
Вернон не стал тратить время впустую, эскадра простояла у Порто Белло всего одну ночь, с рассветом корабли один за другим, выстраиваясь в боевую линию, вошли в гавань. Первым огневую позицию занял «Хэмптон Корт», за полчаса он выпустил по форту 400 ядер, вскоре к нему присоединились «Норвич» и «Уорчестер». Английская канонада усилилась. Эффективность ее была такова, что гарнизон форта в панике бежал, защищать его остался только командир гарнизона с 5 офицерами и 35 солдатами. Не прекращая огня, англичане высадили десант, который овладел передовой береговой батареей, а затем и фортом. Комендант с его горсткой смельчаков забаррикадировался внутри в одном из зданий, но англичане подтащили пушку и выстрелом в упор вышибли двери. Испанцы сдались.
Война из за уха Дженкинса. Карта военных действий в Карибском мореК
арта военных действий в Карибском море
Вслед за Сан-Фелипе корабельная артиллерия начала обстрел двух менее сильных фортов, Сантьяго и Сан-Джеронимо. Часть ядер упала в городе, причинив значительные разрушения. Губернатор Франсиско Мартинез де Ретез признал бессмысленность дальнейшего сопротивления и подписал капитуляцию.
Захват Порто Бело должен был продемонстрировать британскую военную мощь и оправдать парламентские обязательства Вернона. Оставлять в городе гарнизон было рискованно, и англичане ушли, ограничившись тем, что разрушили форты, забрали пригодные к стрельбе пушки, увели с собой захваченные в порту испанские суда и взяли контрибуцию в 10 000 песо. Перед отплытием на Ямайку Вернон написал письмо губернатору Панамы с ультиматумом – немедленно освободить содержащихся под арестом английских торговцев, арестованных за нарушение Севильского договора от 1729 года.
В феврале того же года Вернон вновь вывел свою эскадру из Порт- Рояля в составе 6 линейных кораблей, 2-х брандеров, 2-х бомбардирских кечей, трех вспомогательных судов и взял курс на крупнейший испанский город в южных американских колониях, Картахену. Сил для захвата прекрасно укрепленного города у него пока не было и он довольствовался обстрелом береговых укреплений. Англичане выпустили 350 бомб и ядер и ушли, чтобы на следующий год осуществить полномасштабное вторжение.

ОГЛТОРП ОСАЖДАЕТ "КАСТИЛЛО ДЕ САН-МАРКОС"
Как только известие об объявлении войны достигло Америки, губернатор Джорджии Джеймс Оглторп начал подготовку к вторжении во Флориду. Он сформировал отряд из 500 «красных мундиров» своего 42-го пехотного полка, 400 добровольцев, среди которых было много шотландцев из числа колонистов, и 500 союзных индейцев. Вспомогательный отряд ополчения в 400 человек выставила Южная Каролина. Им командовал полковник Александр Ван Дуссен. Чтобы привлечь людей в ополчение, записавшимся в него обещали отдать Сан-Августин на разграбление. Поддержку экспедиционному корпусу с моря должна была обеспечить эскадра коммодора Пирса:
4 фрегата, шлюп и несколько вспомогательных судов.
Пирс с его кораблями первым прибыл к Сан-Августину и блокировал вход в бухту. Форт располагался в глубине небольшого залива. Его гарнизон получил подкрепления и состоял из 750 солдат. Крепостная артиллерия насчитывала 50 орудий.
Оглторп со своим ополчением блокировал форт с суши. Среди английских офицеров не было согласия, как вести кампанию. Полковник Джон Палмер, один из офицеров южнокаролинского ополчения, еще во время марша предлагал быстро выдвинутся к форту и попытаться овладеть им внезапной атакой. Для этого, уверял он, ему потребуется всего 200 его добровольцев. Оглторп отверг предложение, как слишком рискованное, предпочитая взять Сан-Августин осадой, хотя неудачный пример Джеймса Мура должен был бы его научить, что осаждать такую мощную крепость – дело очень сложное.
Англичане захватили два передовых испанских укрепления: Форт-Сан-Диего, который защищали 57 испанцев, и Форт-Мусса. Последнимони овладели без боя. Пройдя еще две мили, англичане вскоре увидели перед собой внушительные бастионы Кастилло де Сан-Маркос.
Началась осада. Складывалась она неудачно для англичан. Их легкая полевая артиллерия с трудом доставала до толстых каменных стен испанской крепости и причинить им вред не могла. Подвести батареею ближе мешал огонь крепостных орудий. Доставить с кораблей тяжелые пушки не представлялось возможным. Болотистая трудно проходимая местность не давала перебросить корабельные орудия на 30 миль вглубь берега, да еще под огнем врага. У Оглтрорпа оставалось единственное средство - уморить обороняющихся голодом. Но испанцы не стали ждать, пока крепость падет. С Кубы прибыли несколько галер и сумели проскользнуть к форту. Их легкие корпуса позволяли ходить по мелководью, а глубоко сидящие британские военные корабли, сторожившие вход в гавань, не могли приблизиться к Сан-Маркосу даже на расстояние пушечного выстрела.
Доставив в крепость продовольствие, испанские галеры встали возле нее на якорь и принялись обстреливать позиции англичан из длинноствольных бронзовых 9 фунтовых пушек.
Оглторп провел несколько совещаний со своими офицерами, пытаясь найти выход из создавшегося положения. Рассматривалась возможность взять галеры на абордаж ночной атакой под командованием морских офицеров. Для этого нужны были лодки и люди, но коммодор Пирс отказался их предоставить, полагая, что атаковать галеры под носом у испанской крепости слишком опасно. Блокада разваливалась, изолировать форт не удавалось.
Приближался сезон ураганов и коммодор Пирс 5 августа увел свои корабли. Капитан одного из них, «Скуиррел», Питер Уоррен в сердцах высказал мнение британских офицеров об этой операции:
«Не дай Бог мне когда либо еще раз участвовать в такой осаде!».
Без поддержки флота дальнейшее пребывание англичан во Флориде становилось бессмысленным и 10 августа Оглторпу, страдавшему от болотный лихорадки, пришлось отдать приказ сворачивать лагерь. По возвращении он выслушал град насмешек и обвинений со стороны своих политических оппонентов. В Лондоне в его адрес публиковались язвительные памфлеты.
Кстати, форт прекрасно сохранился до наших дней и доступен для посещения туристов, это одна из достопримечательностей современной американской Флориды.

КРЕЙСЕРСТВО ЭНСОНА И ОСАДА ВЕРНОНОМ КАРТАХЕНЫ
Картина, изображающая захват адмиралом Энсоном "Манильского галеона"
Война из за уха Дженкинса. Захват адмиралом Энсоном Легкий захват Порто Белло создавал иллюзию, что сокрушить Испанию будет нетрудно. Испанский флот не мог эффективно противостоять британскому в открытом море и подготовка к решающей кампании шла полным ходом без каких либо помех с испанской стороны. Основные события должны были развернуться в Карибском море (Южное Море, как его называли), но Англия решила нанести еще один удар, послав эскадру адмирала Энсона в обход мыса Горн - в Тихий океан, чтобы атаковать испанские колонии на западном побережье Южной Америки и разрушить там испанскую морскую торговлю. Забегая вперед, скажем, что эта экспедиция едва не завершилась крахом. На кораблях Энсона сразу вспыхнула лихорадка. Еще даже до того, как войти в Тихий Океан, Энсон потерял едва ли не треть своих экипажей от болезней. Ему пришлось встать на длительную стоянку на островах Фернандеса, чтобы подлечить своих людей. Затем адмирал напал на небольшой испанский городок на побережье - Пайту. Разграбив городишко, он поднял паруса и направился к Акапулько, чтобы перехватить знаменитый "Манильский галеон", ежегодно отправлявшийся в Европу с грузом сокровищ, специй и редких колониальных товаров. Собственно, это и была главная цель всей экспедиции. Но когда Энсон достиг Акапулько, галеон уже ушел и адмирал бросился в погоню. Она затянулась надолго, но 20 июня 1743 года недалеко от мыса Эспириту Санто, англичане настигли свою добычу. После короткого боя "Манильский галеон" сдался. Добыча составила более миллиона золотыми монетами, товарами и ценностями - сумма по тем временам огромная. Энсон триумфатором вернулся в Лондон, пробыв в море в общей сложности три с половиной года. Плата за успех была высока - домой вернулась только одна десятая от первоначального состава экспедиции. Однако Энсон заслужил свои лавры и позднее стал Первым Лордом Адмиралтейства.
А вот Вернону, главному инициатору этой войны, не повезло. Победа над испанцами в Порто Белло стала первой и последней его военной удачей. Хотя в свою новую экспедицию он выступил, полностью уверенный в ее успехе.
В своих руках Вернон сосредоточил силы, которых еще не видел Новый Свет. Английский флот вторжения насчитывал 186 вымпелов, больше, чем некогда испанская «Непобедимая Армада»: 29 линейных кораблей (свыше 2000 пушек) и еще 32 военных корабля меньшего класса, 125 вспомогательных судов и транспортов, на которых несли службу 15000 моряков. Численность сухопутного корпуса, поставленного под командование генерала Томаса Уэнтворта, достигала 12000 . Фактически же все руководство осуществлял Вернон. Собранных войск ему показалось недостаточно, и он навербовал еще 2000 ямайских мачетерос, вооруженных холодным оружием.
Американские колонии тоже выполнили свои обязательство перед короной. Одиннадцать из тринадцати колоний выставили по отряду ополчения, всех их свели в один полк, получивший название Американского Пехотного, численностью в 3000 человек, разделенных на 4 батальона. Командование над ним принял губернатор Виргинии Уильям Гуч, некогда сражавшийся в Европе под знаменами герцога Мальборо. Среди старших офицеров полка находился Лоуренс Вашингтон, двоюродный брат Джорджа Вашингтона – будущего первого президента США. Пока полк формировался на американской территории, колонии обязались снабжать его всем необходимым, в походе заботу о нем брала на себя британская армия. Его солдат британские офицеры впервые стали называть «американцами».
Полк погрузился на корабли и был переброшен на Ямайку, назначенную местом сбора войск. Но Англия не выполнила своих обязательств, американцы сразу оказались в армии Вернона бедными родственниками, они не получили ни палаток, ни надлежащего довольствия и вынуждены были оставаться на жарких палубах транспортных кораблей.
Имея огромный флот и сильную армию, британский командующий полагал, что легко сможет захватить жемчужину испанских владений в Вест-Индии – Картахену. Ее гарнизон насчитывал всего 3000 солдат, не считая слабого ополчения и спешно призванных на защиту индейцев с их архаичными луками.
Английская армада подошла к городу 13 марта 1741 года.
Картахена находится в глубине залива, немного похожего на бутылку. Внешние подступы к ней защищали сильные укрепления. С одной стороны находился замок Бока Чика и форт «Сан-Луис» с четырьмя бастионами и 80 орудиями, с другой – береговая батарея из 15 пушек. Их поддерживали
6 испанских линейных кораблей: 80-пушечный «Сан-Фелипе», 60-пушечная «Галисия», 60-пушечные «Сан-Карлос», «Африка», «Конквистадор» и «Дракон».
Война из за уха Дженкинса. Осада Картахены
Бомбардировка внешних фортов и противостояние с испанской эскадрой продолжалась 16 дней, прежде, чем испанцы оставили внешний рубеж обороны и отошли к главной цитадели, огромному трапецевидному форту «Кастилло де Сан-Фелипе», прикрывавшему подступы к городу. Свои линейные корабли они частью сожгли, частью потопили, пытаясь перегородить фарватер, но адмиральскую «Галисию» ликующие англичане сумели захватить в качестве трофея. Успех так окрылил Вернона, что он отправил в Англию победную реляцию и там отчеканили медаль в честь взятия Картахены.
Вернон поспешил. Он недооценил своего противника. Обороной города руководил один из лучших полководцев за всю историю испанской колониальной империи, дон Блас де Лезо. Если бы кто-то захотел найти идеального героя для военно-исторического романа, то вряд ли можно предложить лучшую кандидатуру. Свою службу короне де Лезо начал гардемарином и дослужился до адмирала, участвовал в 23 военных кампаниях. В одной из них он потерял правую руку, в другой – глаз, в третьей ногу. О его храбрости и военных талантах ходили легенды. Вернон знал об этом, но отправил де Леза насмешливое, хвастливое письмо, в котором утверждал, что возьмет Картахену с той же легкостью, как и ранее – Порто Белло.
Масштабные приготовления к походу англичанам трудно было скрыть. Блас де Лезо заведомо подготовил город к обороне. Городские укрепления пронизывала сеть тоннелей и галерей для перемещения войск, складирования провианта, пороха и всего необходимого для длительной осады. Гарнизон был хорошо обучен и верил в своего прославленного командира.
Вход во внутренний рейд преграждала, как в старину, толстая цепь, переброшенная с одного берега на другой, и подводные искусственные волнорезы, но англичане разломали их и вошли в гавань. Часть Американского Пехотного полка под командованием Вашингтона Вернон послал захватить господствовавший над крепостью холм с монастырем Конвенто де ла Попа на его вершине. Ополчение со своей задачей справилось, но британское командование все равно оставалось крайне низкого мнения о боевых возможностях своих американских союзников. И как оказалось позже, в этом оно не ошибалось.
Одним флотом сокрушить оборону столько мощной крепости было невозможно, взять Картахену должна была сухопутная армия. Высадив войска, англичане возвели осадные батареи и начали обстрел Картахены как с суши, так и с моря. По городу было выпущено более 6000 ядер и бомб. Многие улицы превратились в руины, но разрушить и принудить к сдаче форт Сан-Фелипе не удалось. Вдохновляемые своим решительным полководцем испанцы продолжали упорно оборонятся.
Тогда Вернон и Уэнтворт назначили решающий штурм. В авангарде шли мачетерос, которые своим диким видом и воплями должны было навести ужас на испанцев, за ними следовали регулярные войска с артиллерией. Самым последними поставили американское ополчение, которому не доверили ничего более почетного, чем нести штурмовые лестницы, лопаты и прочее осадное снаряжение.
Адмирал Дон Блаз де Лезо, герой обороны Картахены
Война из за уха Дженкинса. Адмирал Дон Блаз де ЛезоНаступающих встретил плотный мушкетный и артиллерийский огонь. Атака мачетерос быстро захлебнулась, они подались назад и смешались с подходившими следом войсками. Наступила кульминация сражения. Чутьем опытного солдата Дон Блас де Лезо понял это, приказав ударить в штыки. Испанцы пошли в контратаку и англичане дрогнули, их шеренги смешались, покатились назад. Штурм был отбит. Американские ополченцы в этом сражении подтвердили свою дурную репутацию – большая часть их, побросав лестницы, бежала с поля боя одними из первых. Англичане потеряли 800 убитыми и около 1000 пленными.
На борту линейного корабля «Бойн» Вернон собрал военный совет. Он пришел к мнению, что продолжать осаду невозможно. Потери британской армии и флота составили огромную цифру, до 18000 человек, главным образом от эпидемий, распространявшихся в душном тропическом климате с ужасающей быстротой. В войсках свирепствовали дизентерия, холера и тропическая лихорадка. В ночь с 16 на 17 апреля Вернон отдал приказ на эвакуацию. Длившаяся 67 дней осада завершилась.
Потери англичан были так велики, что не хватало матросов, чтобы управлять такой армадой, часть кораблей пришлось сжечь. Американский пехотный полк, вернее, то, что от него осталось, расформировали, многих американцев насильственно перевели в матросы, приписав к командам британских кораблей. Из 3000 отправившихся в поход американских ополченцев домой вернулось всего около 600.
В Лондоне постарались сделать все, чтобы истинная картина поражения осталась недоступной публике. Адмирала Вернона чествовали как победителя, на публикации о реальном положении дел наложили цензуру. Победную медаль изъяли и сейчас она – предмет охоты коллекционеров.
Доблестный Блас де Лезо, находившийся в самых жарких местах битвы, во время осады был дважды ранен, в бедро и в единственную руку. Битва за Картахену стала венцом в его карьере, но он так и не смог оправиться от ран и вскоре скончался.
В следующем году Вернон столь же неудачно попытался захватить Кубу. С эскадрой в 8 кораблей и 4000 солдат он высадился на побережье залива Гуантанамо, намереваясь затем двинуться маршем на столицу острова Сантьяго. Но испанцы развязали против него гверилью, партизанскую войну, среди англичан вновь начались повальные болезни и, потеряв надежду на победу, они эвакуировались с острова.

ВТОРЖЕНИЕ ИСПАНЦЕВ В ДЖОРДЖИЮ И ТРИУМФ ОГЛТОРПА
Отбив нападения на свои колонии в Южном море, испанцы немного воспрянули духом и решили предпринять собственное, единственное в этой войне наступление. На Кубе они сформировали флот из 52 кораблей. Большинство из них были небольшими транспортными судами, предназначенные для переброски экспедиционного корпуса. Испанцы намеревались вторгнуться в Джорджию и захватить ее столицу, Саванну, а затем разорить и Южную Каролину. Кубинскими войсками командовал генерал Антонио Арредондо. Его пестрая армия состояла из двух батальонов регулярной пехоты, эскадрона драгун, полевой артиллерии, двух батальонов милиции и нескольких отдельных рот ополчения, из которых две целиком были сформированы из индейцев и рабов, бежавших из английских колоний.
В мае 1742 флот покинул Кубу и направился в Сан-Августин во Флориде. Здесь к армии Арредондо присоединился отряд в 600 солдат губернатора Мануэля де Монтьяно, который с этой минуты стал верховным главнокомандующим. Вместе с ними сводный экспедиционный корпус насчитывал 3000 человек. Среди англичан у Монтьяно был свой шпион, француз по происхождению, доносивший ему о действиях английского губернатора Оглторпа.
В первых числах июня главные силы флота, 34 корабля, появились у прибрежного острова Сен-Саймонс, прикрывающего устье реки Аламаха. На острове стояли два форта, построенных Оглторпом еще до войны, Форт-Фредерик и форт Сен-Саймонс. Между ними пролегала дорога, 7 миль длиной, проходившая по лесистой и заболоченной местности. На этом кишащем москитами клочке суши суждено было решиться судьбе Джорджии.

К вечеру 5 июня испанцы начали высадку десанта. Пользуясь приливом, их корабли вошли в реку и отогнали несколько мелких речных судов и вооруженных шлюпок, собранных Оглторпом для защиты острова. Слабый огонь нескольких пушек, составлявших вооружение форта, им не мог помешать. В паре миль от форта Монтьяно нашел удобное место для высадки войск и перевел свою армию на берег. Численное превосходство испанцев было подавляющим и Джеймс Оглторп решил оставить форт Сен-Саймонс, предварительно заклепав свои пушки. Англичане незаметно отступили к Форту-Фредерик на другой оконечности острова. Их насчитывалось не более 500 человек. Больше Оглторп не успел подтянуть. Он просил о помощи другие колонии, но получил отказ. После неудачной осады Сан-Августина в его полководческие способности мало кто верил. Да и политических врагов губернатор нажил немало. Джорджия должна была защищаться собственными силами.
Испанцы без боя захватили форт Сен-Саймонс, сделав его своей штаб-квартирой, и два дня вели разведку, рассылая во все стороны поисковые партии. Они обнаружили дорогу, ведущую в
Форт-Фредерик, но решили, что это всего лишь сельская тропа и без опаски пошли по ней. Передовой отряд, около сотни солдат и индейцев, дошел почти до самого Форта-Фредерик и там наткнулся на английский пост. Сделав несколько выстрелов, англичане бежали, потеряв одного убитого. Испанцы начали преследовать и столкнулись с главными силами англичан, которых привел Оглторп. Он лично, верхом на лошади, повел в атаку авангард шотландцев. Испанцы потерпели полное поражение, их отряд бежал и рассеялся, многие были убиты, ранены или взяты в плен.
Получив известие о стычке, Монтьяно направил по дороге капитана Антонио Барба с тремя ротами регулярной пехоты, 300 солдат, для того, чтобы собрать своих беглецов и выяснить численность англичан. Он до сих пор не знал, как на самом деле слаб его противник, поэтому пассивно держал главные силы возле форта Сен-Саймонс.
Капитан Барба быстро двигался в сторону Форта-Фредерик и дошел до участка, где дорога проходила через болото. Место было удобное для засады и англичане не преминули воспользоваться такой возможностью. Отряд капитана Демера незадолго до подхода испанцев скрытно занял позиции по обе стороны дороги: 60 солдат регулярной английской пехоты укрылись с одной стороны, 45 шотландцев и индейцев – с другой.
Испанцы не заметили ловушки и угодили под внезапный обстрел. Но Барба не дрогнул, его солдаты под огнем развернулись в боевую линию и двинулись на позиции англичан. Завязался упорный бой. Влажные болотные испарения подмочили порох и ружья выбрасывали при выстреле густой дым, застлавший поле битвы как туман. К тому же пошел дождь и все утонуло в его влажной пелене. Понемногу численное превосходство, дисциплина и напор испанцев сделали свое дело, отряд Демера был разбит, только упорные шотландцы продолжали еще какое-то время удерживать свой фланг.
Оглторп с резервом, собрав всех, способных носить оружие, кто еще у него был, прибыл к месту сражения, когда оно фактически было проиграно. Остановив бегущих солдат Демера, он двинулся по тропе навстречу противнику.
Поле боя временно осталась за испанцами. Капитан Барба не знал, что силы Оглторпа превышают его собственные. Он решил, что англичане полностью разгромлены и расположился на отдых, его солдаты составили ружья в козлы. В этот момент английское ополчение под личным командованием Оглторпа вновь внезапно атаковало их и наголову разгромило. Потери испанцев в этом бою, получившем название «Битва на Кровавом Болоте» составили более 167 человек убитыми и раненными, еще около 20 попало в плен. Погиб и сам Барба.
Двойное поражение на лесной тропе породило в испанском лагере уныние. Монтьяно полагал, что ему противостоит сильный противник, превосходящий числом или по меньшей мере - численно равный. Поэтому он не двинулся дальше своего первоначального лагеря.
Оглторп попытался воспользоваться ситуацией и развить успех. Ночью 12 июня он скрытно повел почти все свои наличные силы к форту Сен-Саймонс, надеясь застать испанцев врасплох. Но тут ему не повезло. Шпион-француз, находившийся в рядах англичан, внезапно дал предупредительный выстрел и бежал. В испанском лагере забили тревогу и Оглторп решил, что благоразумнее будет отступить. Бегство шпиона спутало ему все карты. Теперь испанцы знали, как мало у него на самом деле людей, и, несомненно, раздавили бы его своей массой.
В этой критической ситуации английский губернатор прибег к хитрости. Он подкупил одного из пленных испанцев. Пленника отпустили, снабдив письмом к беглому шпиону. Польстился пленник на английские деньги или сам отдал письмо генералу Монтьяно, неизвестно, но оно попало по назначению. В письме Оглторп просил француза-шпиона, который якобы бежал к испанцам по его заданию, приложить все усилия, чтобы удержать испанскую армию на месте хотя бы три дня. За это время, писал он, более 2000 солдат прибудут ему на помощь из Южной Каролины. Одновременно, пользуясь тем, что вся испанская армия увязла в Джорджии, адмирал Вернон атакует и захватит Сан-Августин.
Монтьяно не знал, кому верить. То ли это уловка англичан, то ли его шпион на самом деле двойной агент? Командующий кубинскими войсками Арредондо считал, что дело проиграно и отказался подчинятся приказам. Какие-то неопознанные паруса, замеченные на горизонте, приняли за авангард армии, идущей на помощь Оглторпу. Испанцы окончательно пали духом и вся их флотилия, забрав остатки экспедиционного корпуса, поспешила прочь от негостеприимных берегов.
За свою трусость Антонио Арредондо был осужден испанским военным трибуналом и попал в тюрьму.
Оглторп в сентябре 1743 года отправился в Англию, где ему пришлось отражать атаки политических соперников, обвинявших его в некомпетентности. Он без труда обелил свое имя, успешная оборона острова Сен-Саймонс сделала его героем, но в Джорджию по ряду не зависящих от него причин он больше никогда не вернулся.
Война из уха Дженкинса более никакими интересными событиями не ознаменовалась. Колонии выдохлись, ни денег, ни войск они не могли собрать. Активные действия прекратились.

Военно-исторический архив internetwars.ru

Об авторе:
Морозов Александр Валентинович, родился в 1957 г. Окончил факультет журналистики МГУ. Работал в различных московских СМИ, долгое время возглавлял международный отдел газеты "Московский комсомолец" (MK). Писатель.
Учредитель и редактор сайта internetwars.ru

История очерка:
Очерк родился в процессе работы над моей книгой "Мушкеты и томагавки". Сначала, я хотел ограничиться рамками книги, которая затрагивала только военные действия в Северной Америке, но затем, заинтересовавшись в целом историей этой экзотической войны, решил описать ход событий на всем театре военных действий. Очерк не публиковался в "бумажной" печати по одной причине - отсутствия такого рода изданий.


Авторские права:
© Александр Морозов. Использование материала только с разрешения автора!